Александра Ведова, 15.09.2017 0

Эссе «Лавры Песталоцци»


Я вовсе не собиралась стать учительницей. Мне казалось, что педагоги обладают какой-то тайной, каким-то знанием, недоступным для окружающих. Очень уж хотелось проникнуть в эту тайну, поэтому я обожала фильмы о школе. «Доживем до понедельника», «Это мы не проходили», «Я Вас любил», «Точка, точка,  запятая»... Я могла  бесконечно смотреть эти картины и удивляться мудрости и находчивости учителей…


Обсудить статью
Опубликовать свой материал

Но  я стала программистом. Распределение забросило меня на Урал, где проживала моя сестра и обожаемые мною племянники. Сестра на тот момент не работала, а все время посвящала воспитанию детей. Младшему было три года, мы с ним прекрасно ладили, но я не знала тогда, что он еще ни разу не оставался без мамы. 

Однажды сестра, уложив ребенка днем спать, отправилась  на работу «поболтать с девчонками». Проснувшись и не обнаружив матери, племянник очень испугался. Никакие объяснения и уговоры не действовали. Он кричал, плакал, бегал, топал ногами, колотил дверь. Его обманули, предали, бросили. Даже царские посулы в этой ситуации были бы бесполезны. Это было вселенское горе маленького человечка. Первое, что я сказала сестре было то, что я больше с ее ребенком не останусь. Она засмеялась и ответила: «Отнюдь. Завтра профсоюзное собрание, я обязана быть, поэтому тебе снова сидеть в няньках. Вот и проверим твои педагогические способности».

Остаток этого дня и утро следующего меня била нервная дрожь, так как я вряд ли выдержала бы повторение вчерашнего. Но и пасовать не хотелось — как-никак за плечами университетское образование. Уложив сына спать, сестра снова упорхнула, а я с ужасом стала ждать  пробуждения племянника. Проснувшись, он готов был повторить вчерашний сценарий, но я опередила его на полсекунды. Я взяла его кубики, соорудила немыслимую конструкцию. И лишь только он появился в дверях, воскликнула: «Слава Богу, ты проснулся! У меня ничего не получается. Ты не поможешь?» Следующие два часа пролетели для нас мгновенно!

Три года — это мой самый любимый детский возраст. Дети уже понимают, что можно, а что нельзя, но они пока чисты, бесхитростны, правдивы и… гениальны. Мой племянник не исключение. Судите сами.

…Я качаю его на руках и пою «баюльную» песню:

Орфей полюбил Эвридику, 
Какая старая история…

Его глаза тут же широко раскрываются:

Эвридика…Она что, вредная была?

…Смотрит, как я завиваюсь, спрашивает: 
- Это что? 
- Бигуди. 

Реакция мгновенна: 

- А как они гудят? 
 

…Бабушка прислала нам клюквы, целый ящик. Мы радуемся будущим киселям. Племянник перебирает ягоды и философствует:

- А клюква потому, что ее птицы в клювиках приносят?

Пройдет несколько лет. Я поменяю мир высокоинтеллектуальных программистов на мир орущих и безалаберных школьников, где решать педагогические задачи придется каждый день. Мой племянник (пятиклассник к тому времени), видя мои страхи перед школой, успокоит: 
- Ты главное с ними шути!

Это станет основным правилом на всю жизнь. Поэтому хочется сказать словами великолепной англичанки из фильма «Когда я стану великаном» — "keep smiling".



Комментировать Поделиться Разместить на своем сайте
Вы можете разместить на своём сайте анонс статьи со ссылкой на её полный текст
Ошибка в тексте?
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии: