Статья: "Проблема понимания и использования невербальных средств общения детьми с общим недоразвитием речи"


Организация продуктивного общения, понимаемого как процесс субъект-субъектного взаимодействия, невозможно без учета использования так называемых невербальных средств коммуникации. Обусловлено это тем, что невербальная коммуникация осуществляется в процессе речевого общения параллельно с вербальной (В. П. Морозов), дополняя или замещая её (Г. В. Колшанский, И. Н. Горелов). Бедвистл и Мейерабиан приводят данные своих исследований, согласно которым в ходе коммуникативного акта вербальными средствами сообщается 45 % информации, а 55 % информации передается  с помощью невербальных средств. Учитывая несомненную значимость «неартикулируемых средств общения».

(М. Критчли), при любой патологии речи следует обратить внимание на развитие традиционных невербальных средств коммуникации, в частности кинетических – жеста, позы, мимики. Между тем, анализ современной логопедической литературы показывает, что при достаточном исследовании и разработке приемов преодоления фонетико-фонематических, лексико-грамматических нарушений  и формирования связной речи вопрос о специфике развития невербальных средств коммуникации у детей с общим недоразвитием речи изучены в несравненно меньшей степени и есть резервы её улучшения.

С целью изучения особенностей восприятия, понимания и употребления невербальных средств общения детьми с общим недоразвитием речи (ОНР) на примере сравнения дошкольников с нарушением речи и нормой речевого развития нами было организовано и проведено экспериментальное исследование. Эксперимент проводился на базе ДОУ № 60 «Заинька» и ДОУ № 63 «Аистенок» г. Тамбова. В качестве испытуемых были привлечены 30 дошкольников старшей и подготовительной групп с речевым заключением ОНР ІІ – ІІІ уровня и 30 дошкольников старшей и подготовительной групп с нормой речевого развития. Мы использовали стандартные тестовые вербальные и наглядные (графические) с элементами игры методики. В стандартных тестовых методиках описываются параметры, характеризующие компоненты невербального общения и показатели его развития.

  1. Изучение понимания эмоциональных состояний людей, изображенных на картинке.
  2. Изучение возможности вербализации признаков мимических выражений людей, изображенных на сюжетной картинке.
  3. Изучение понимания эмоциональных состояний по схематическим изображениям. 
  4. Методика составления невербального портрета
  5. Изучение способности к использованию пантомимических средств при разыгрывании этюдов на выражение различных эмоций.
  6. Изучение способности к жестикуляции при воспроизведении общеупотребительных понятий и действий.

При определении умения интерпретировать эмоциональные состояния мы основывались на классификации П. Экмана, выделившего шесть так называемых основных эмоций, и мимических кодах к ним, разработанных
В. А. Лабунской, которые определялись сочетанием частей и элементов лица. Предъявлялись следующие фотоэталоны: гнев (рот открыт, глаза сужены, брови сдвинуты к переносице); отвращение-презрение (рот закрыт, глаза сужены, брови сдвинуты к переносице); горе (рот закрыт, уголки губ опущены вниз, глаза сужены, брови сдвинуты к переносице, внешние уголки бровей подняты вверх); страх (рот приоткрыт, глаза широко раскрыты, брови подняты вверх); удивление (рот открыт, глаза раскрыты, брови подняты вверх); радость (рот обычно открыт, уголки губ приподняты, глаза слегка прищурены брови приподняты вверх).

Оценка экспрессии осуществлялась методом свободного выбора определений. В расчет принималась только последняя оценка. При этом допускались некоторые вариации в подборе слов, например, при распознавании выражения гнева одинаково правильными считались такие определения, как «злой», «сердитый», «сердится» и др., при оценке выражения радости – «веселый», «счастливый», «радуется» и др.

Согласно полученным данным, все предъявлявшиеся мимические выражения по успешности их распознавания детьми с нормальным речевым развитием и ОНР можно разделить на две группы: 1) хорошо идентифицируемые (к ним отнеслись проявления таких эмоциональных состояний как радость, гнев, горе, страх) и 2) плохо идентифицируемые (в эту группу вошли выражения отвращения-презрения и удивления). Однако анализ полученных результатов показывает, что по мимике дошкольники с ОНР по сравнению с детьми, имеющими нормальное речевое развитие, распознают эмоции намного хуже (различия составили в среднем от 10 до 33 %).

Отсутствие правильного вербального обозначения рассматриваемого эмоционального состояния определялось как непониманием «природы» самой эмоции, так и трудностями собственно словесного её обозначения. Однако если для детей с нормальным речевым развитием большинство неправильных ответов при идентификации эмоций было связано, как правило, с незнанием словесного определения для данного эмоционального состояния (об этом свидетельствует выстраиваемый детьми синонимический ряд определений, например, для эмоционального состояния гнева как плохой, нехороший, противный), то для детей с ОНР значительные трудности обнаруживались уже на этапе «прочтения» эмоций (например, при определении эмоционального выражения, связанного с удивлением, дети использовали такие определения как счастливый, веселый, хороший, грустный).

Количество неправильных ответов, данных как детьми с нормальным речевым развитием, так и с ОНР, сократилось при идентификации эмоционального состояния по сюжетной картинке. Отображенная на картинке ситуация, на наш взгляд, явилась внешней опорой для адекватного распознавания эмоций, связанных с ней. Но и в этом случае наблюдался значительный разрыв между количеством неправильных ответов, которые давали дети. У детей с нормальным речевым развитием оно составило 10 %,  а у детей с ОНР – 23 %.

При вербализации признаков мимических выражений 40 % тестируемых дошкольников  с нормальным речевым развитием в первую очередь ориентировались на расположение частей лица, и соответственно  
60 % опирались на сюжетное отображение ситуации, в которой проявлялось рассматриваемое эмоциональное состояние. Однако после того как внимание последних было перенаправлено на подвижность лица и его частей 61 % из них при описании мимики уже больше не возвращались к рассмотрению только ситуации, а указывали на эталонный комплекс признаков, необходимый для характеристики данного мимического выражения.

В отличие от детей с нормальным речевым развитием ответы детей с ОНР при вербализации мимических выражений носили преимущественно описательный характер. Дети данной категории ориентировались, как правило, на сюжетное отображение ситуации, в которой проявлялось рассматриваемое эмоциональное состояние: «Они боятся, гроза потому что. Мальчик злой, кошку бьет». Исключение внешних атрибутов ситуации и привлечение внимания детей только к частям лица как мимическому коду значительно затрудняло возможность идентификации рассматриваемых эмоций.

Исследование показало, что при описании мимических выражений дошкольники с нормальным речевым развитием и с ОНР указывали лишь на часть признаков эталонного описания эмоционального состояния. Однако в процентном соотношении у детей данных групп наблюдались значительные различия. Так, характеризуя мимику страха, признак «брови подняты вверх» отметили почти 70 %  детей с нормальным речевым развитием и только 43 % детей с ОНР; на изменения в нижней части лица назвали 53 % детей с нормальным речевым развитием и 36 % детей с ОНР. Помимо количественных расхождений в ответах детей исследуемых групп, были обнаружены и качественные особенности. В частности, указывая на определенный мимический признак, дети  с ОНР активно использовали указательные и изобразительные жесты, звукоподражания. К примеру, обозначенный выше признак страха «брови подняты вверх» дети изображали при помощи полусогнутых  указательных  пальцев  обеих  рук, поднятых  к своим бровям, а для открытого рта подобрали звукоподражание «ах».

Не вызвало значительных трудностей у детей с нормальным речевым развитием и задание на определение эмоциональных состояний по стандартным схематическим  изображениям. Правильно идентифицировать и соотнести схематическое изображение эмоции  с её  рисуночным вариантом смогли 77 % детей указанной категории, в то время как дети с ОНР правильно выполнили аналогичное задание только в 47 % случаев. Неправильные ответы детей с нормой речевого развития, как правило, возникали на этапе соотнесения схематического изображения эмоции с её рисуночным вариантом. Дети же с ОНР столкнулись с трудностями значительно раньше – уже на этапе опознавания эмоционального состояния по его схематическому изображению. Они не смогли словесно обозначить рассматриваемое эмоциональное состояние или подобрали к нему определение, не соответствующее прорисованной эмоции. Наибольшие затруднения как у детей с нормальным речевым развитием, так и у детей с ОНР вызвала идентификация эмоций страха и удивления. На наш взгляд, это обусловлено тем, что мимические проявления рассматриваемых эмоций имеют сходную мимику (рот и глаза широко открыты, брови подняты вверх). Однако если дошкольники с нормальным речевым развитием большую часть ошибок совершали только при дифференциации указанных эмоций, то дети с ОНР не смогли изначально правильно  идентифицировать их.

Последующим этапом исследования было составление детьми портрета человека в определенном эмоциональном состоянии по отдельным частям лица. Успешно справились с данным заданием 70 % дошкольников с нормальным речевым развитием, и только 40 %  – с ОНР. Дети с нормой речевого развития большинство ошибок допускали при выборе частей лица, характеризующих эмоциональные состояния со сходными мимическими проявлениями, в то время как дети с ОНР часто использовали невербальные признаки, совершенно неадекватные данной эмоции.

При сравнительном изучении способности к использованию пантомимических средств при разыгрывании этюдов на выражение различных эмоций у детей с ОНР и нормальным речевым развитием были получены данные, свидетельствующие о своеобразии использования пантомимических средств детьми с ОНР. Наиболее доступны для выражения были эмоции радости и гнева. В выражении всех остальных видов эмоций дети испытывали значительные трудности.                                         

Особенностью внешнего проявления эмоционального состояния у детей с ОНР явилась вялая, смазанная, а порой и неадекватная мимика. Показательно резкое снижение качества жестового языка детей с ОНР в сравнении с их мимикой. Как правило, дети с ОНР практически не использовали какие-либо движения, поясняющие их речь. В том случае если они и прибегали к использованию жестовых движений, то отмечались их маловыразительность, бедность, фрагментарность и неадекватное использование. Аналогичные нарушения наблюдались и при выполнении задания на воспроизведение жестами некоторых общеупотребительных понятий и действий: «это я», «да», «нет», «иди сюда», «тихо», «до свидания», «отлично, здорово», «благодарю», «нельзя этого делать». Легче всего детям с ОНР давались жесты согласия и прощания. Маловыразительно были выполнены действия, демонстрирующие жесты восхищения и благодарности. В некоторых случаях до 1/3 детей отказывались от выполнения действия, так как были с ним не знакомы. 

Интерпретация полученных результатов позволяет сделать следующие выводы:

  1. у детей с ОНР отсутствует адекватный целостный образ базовых эмоциональных состояний; даже видя различие в невербальном поведении, предъявляемом для восприятия, они не способны его правильно идентифицировать, распознать и обозначить вербально;
  2. при восприятии и анализе ситуации дети с ОНР, как правило, не учитывают невербальные средства, не придают им значения, а нередко и вовсе их не замечают.
  3. целенаправленно используемые детьми невербальные средства характеризуются дефицитарностью, инфантильностью и замороженностью;
  4. невербальное общение дошкольников в стихийных условиях развивается недостаточно, приобретение ими невербальных коммуникативных умений на должном уровне затруднено.

Выявленные особенности использования и употребления невербальных средств общения детьми с ОНР мы склонны объяснять несформированностью речемыслительной деятельности, недостаточным запасом знаний и неумением использовать имеющиеся языковые средства, снижением коммуникативной потребности, а также состоянием психоневрологической сферы и темпераментных особенностей детей.

В этой связи возникает необходимость в разработке приемов работы по развитию невербального общения дошкольников с ОНР, направленных на совершенствование подражательной деятельности детей, эмоциональности, мелкой моторики, активизацию их мыслительной и познавательной деятельности. 

Список использованной и рекомендуемой литературы

  1. Горелов И. Н. Соотношение невербального и вербального в коммуникативной деятельности // Исследование речевого мышления в психолингвистике. – М.: Наука, 1985.
  2. Зальцман Л. М. Формирование коммуникативной компетентности незрячих детей средствами невербального общения // Дефектология. – 2002. № 4. – С. 63.
  3. Клюева Н. В., Касаткина Ю. В. Учим детей общению. Характер, коммуникабельность. Популярное пособие для родителей и педагогов. – Ярославль: Академия развития, 1996. – 240 с.
  4. Критчли М. Афазиология. – М., 1974.
  5. Лабунская В. А. Невербальное поведение. – Ростов н/Д., 1995.
  6. Морозов В. П. Невербальная коммуникация: экспериментально-теоретические и прикладные аспекты // Психологический журнал. – 1993.
  7. № 1. – С. 18-31.
  8. Субботина Л. Ю. Развитие воображения детей. Популярное пособие для родителей и педагогов. – Ярославль: Академия развития, 1996. – 240 с.
  9. Урунтаева Г.А.,  Афонькина Ю. А. Практикум по детской психологии / Под ред. Г. А. Урунтаевой. – М.: Просвещение: Владос, 1995. – 291 с.

Полный текст материала Статья: "Проблема понимания и использования невербальных средств общения детьми с общим недоразвитием речи" смотрите в скачиваемом файле.
На странице приведен фрагмент.
Автор: Ситникова Н.В., Кривощапова Л.О.  Публикатор
учитель-логопед, -
27.10.2015 0 1387 138
Комментировать

Смотрите похожие материалы

Читайте новые статьи
Оставить отзыв к материалу:
avatar
Всего: 0