Наталья Наумова, 06.12.2017 0

Волшебная кнопка (по мотивам части УК РФ, относящейся к «Уголовной ответственности несовершеннолетних»)


Математика хороша тем, что может позволить страждущему усомниться в некой истине и вывести из этого сомнения свою теорию. Главное, чтобы она была непротиворечива и применима к суровой окружающей действительности. В этом свете прежде других вспоминается Николай Иванович Лобачевский, не поверивший на слово Евклиду, и, в первую очередь, благодаря которому мы теперь наслаждаемся разнообразными достижениями в науке и технике.


Обсудить статью
Опубликовать свой материал

Предисловие

Ни в коей мере не пытаясь даже дышать в сторону вышеупомянутых гениев науки, тем не менее, возьмем на заметку их незатейливую практику и зададимся целью провести глубокое и всестороннее исследование, касающееся такой душещипательной стороны нашего бытия, как детишечки.

Часть I

В любой теории основой основ являются определения каких-либо явлений и их свойства. А поскольку человеку пристало мыслить ассоциативно, то, призвав на помощь воображение, окунемся в непростой мир богатейшего русского языка.

Возьмем для начала слово «уголовный». Вот, например, какая ассоциация возникает при этом у подростка: «не вполне высокий, не вполне культурный мужчина лет 45 с наколками по всему телу, обязательно сидящий на табурете». Но мы-то с вами знаем, что «у» в данном случае это приставка, означающая среди всего прочего «направление движения внутрь чего-либо», в нашем случае — головы. И тут начинает в бешеном темпе работать фантазия, и выясняется, что это всего-навсего — «задуматься», то есть по-простому — «включить мозг». И следующей волной накрывает ассоциация — где стоит заняться этим полезным делом, — конечно, в углу!

Теперь рассмотрим уже сложное тем, что такое простое, слово «ответственность». Вот какие мысли приходят в головы подрощенным отрокам: «когда мне оставляют восьмилетнего любителя смартфона, к приходу родителей прибрать разбитые тарелки и укрыть следы погрома», «умение пойти за хлебом и не купить шоколадку», «стрекоза и муравей», «наличие мозга», «наверное, когда…», «ну, это…». Такие богатые и разнообразные ответы заставляют померкнуть жалкую искру фантазии в нашей утомленной окружающей действительностью голове и сделать окончательный вывод: это слово в нашей теории — неопределяемое, поэтому и опираться на него мы не будем.

Давайте теперь разберемся — к кому следует применить основное понятие нашей изумительной теории. Кто же тот счастливчик, обязанный в углу «включать мозг»?

Во-первых, бабушки и дедушки не могут быть объектом нашего пристального внимания, связанного с углами в жилых помещениях, ибо если кого-нибудь из них там разместить, то он (она), напротив, расслабится и подремлет в тишине. Во-вторых, невозможно рассматривать в этом свете разнообразных тетенек и дяденек, поскольку, находясь вдруг в вынужденной изоляции, они развернут там бурную деятельность и совьют гнездо согласно социальной психологии. Наконец, не представляется возможным поместить в угол сомнительную личность студенческого возраста, ибо через секунду их там станет двое, и речь уже пойдет о «выключении мозга», а не напротив, как нам хотелось бы.

Вот так, настойчиво и последовательно сужая возрастной диапазон, мы приходим к выводу, что наша теория будет работать в случае встречи с сокровищем, основные признаки которого: явные очертания шила, зримые невооруженным глазом, нетвердое владение конечностями, включая голову, характерный бессмысленный блеск в глазах (не путать с нетрезвыми!) и, конечно, нечленораздельные звуки, издаваемые всеми частями тела. В данном случае рост как раз не будет являться приметой интересующего нас объекта, поскольку такие клады бывают разных размеров. Вот еще несколько признаков, по которым сами сокровища определяют себя и себе подобных: «все под запретом», «лошара», «курение вредит вашему здоровью», «человек, лишенный огромного количества привилегий, которому ничего не позволено, в особенности — куча интересных вещей», «подчинение родителям», «когда другие думают, что ты ограничен, а ты думаешь, что — свободен», «не дембель», «можно бегать, дурачиться».

Известно, что любой прямоходящий экземпляр с младых ногтей стремиться получить некую «свободу», к которой стремиться всеми возможными способами, включая поломку движимого и недвижимого имущества, а также перешагивание через бездыханные тела старших родственников. В данном случае рекомендуется обратить внимание на то, что почти во всех вышеперечисленных высказываниях красной нитью протянута мысль, что сокровища — несвободны. А посему они имеют больше причин для разнообразных действий относительно достижения своих сомнительных целей.

Заканчивая первый этап исследования, следует высказать утверждение, на котором основана наша новоиспеченная теория: для того, чтобы сделать нашу неспокойную жизнь более безопасной, необходимо стремиться, чтобы «какой-бред-наложить-запрет» как можно чаще в углу «включал мозг» для лучшего видения того, какую свободу стоит ценить превыше всего.

Часть II

Рассмотрим такой пример: у кота — усы. Иметь усы — это свойство кота. Но обратное — неверно: не всякий усатый субъект суть — кот. В математике это называется «необходимым и достаточным условием» для существования некоего понятия, которое мы можем распознать при данных условиях.

В первой части было рассмотрено как раз необходимое условие установления «цены свободы». Но является ли оно достаточным? Иными словами: обеспечит ли нахождение в углу личности «какой-бред-наложить-запрет» спокойную жизнь окружающим?

Сначала стоит рассмотреть соображения о чудном процессе стояния в углу объектов нашего могучего исследования: «чтобы не упала стена», «что-то, связанное с гречневой кашей», «фэн-шуй», «ну, клево», «для приличия», «печалька», «красный фонарь», «это смешно». К этим глубокомысленным фразам стоит добавить мнения о том, насколько товарищу там комфортно: «скучно», «зависит от обоев, паркета и запаха краски», «буду петь», «болтать», «книжку почитаю», «буду злобно смотреть на того, кто меня туда поставил», «приятно, давно не стоял», «буду думать — какие все гады», «вздыхать», «по приколу», «играть в смартфон», «надоело», «ковырять обои», «о жизни думать».

На первый взгляд кажется, что наше начинание — безнадежное и пустое занятие. И ничего не остается, как распределить руки по бокам и, понурив голову, потащиться в сторону кровати, чтобы там попытаться укрыться от явления «какой-бред-наложить-запрет» и тихо ждать своей участи. Потому как мы видим: мозг не включается, а это означает, что чадо по-прежнему мнит себя «свободным» и намерен с удвоенной энергией продолжать пугать окружающих намеками об отсутствии волшебного включателя.

Казалось бы: неразрешимая задача для человека, обремененного высшим образованием и таким сокровищем, как «какой-бред-наложить-запрет», а то и не одним. Задача становиться вдвойне трудней, если сокровище — не Ваше, но Вы за него по какой-то причине в ответе.

Удивительно, но решение задачи оказалось крайне простым и отсылает нас к временам незабвенного Чарльза Дарвина. И он, и его последователи справедливо полагали (здесь стоит отметить вольный перевод на язык, применимый к нашей ситуации), что для того, чтобы кнопка включилась, достаточно:

  • в случаях с ковырянием обоев — принести шпатель, грунтовку, клей и новые обои;
  • вместо смартфона подсунуть спицы — в коридор давно требуется новый коврик;
  • для желающих потренировать легкие в пении, болтании и вздыхании — договориться с ближайшим кафе на предмет украшения их помещения воздушными шариками;
  • тот, который волнуется, что упадет стена, просто обязан будет взять немного кирпича и цемента (каску можно не надевать) и подправить ее на свой лад;
  • тому, кто считает, что это приятно, вручить утюг и гладильную доску — пусть развлекается;
  • книгочею, естественно, выдать книжку, но  — по математике;
  • а которому приходят в голову мысли о несправедливости в целом мире и низменности натуры близких родственников — включить НТВ.

Этот список можно продолжать долго, авторы уверены, что и в квартире каждого уважающего себя гражданина, и на улицах селения, в котором Вы живете, и во всем мире полно деяний, где требуются вышеупомянутые навыки, приобретенные от стояния в углу с выключенным мозгом.

И когда, наконец, от приложенных усилий переключатель щелкнет, и, как электричество по цепи, по извилинам понесутся светлые мысли о свободе «не от, а для», то одна из них, как зажженная лампа, обязательно выльется в слова: «Ну, можно уже я пойду уроки делать, а то много на завтра задали?».

Таким незатейливым образом обеспечивается достаточное условие установления испытуемыми ценности тех приятных мелочей, из которых состоит окружающая действительность.

Эпилог

Конечно, круг рассматриваемых экземпляров в данном исследовании был недостаточно широк, чтобы удостовериться, что применение вышеизложенных истин  к каждому сокровищу обязательно даст однозначный результат, но авторы совершенно справедливо полагают, что пристальное внимание, физический труд и — куда ж без него — терпение  — три кита, на которых держится спокойствие за свою безопасность личностей, уже переросших возраст «какой-бред-наложить-запрет» и именуемых в народе «родителями».



Комментировать Поделиться Разместить на своем сайте
Вы можете разместить на своём сайте анонс статьи со ссылкой на её полный текст
Ошибка в тексте?
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии: