В разделе материалов: 68
Показано материалов: 21-40

Однажды гостила у нас в российской школе школьный администратор и учитель французского языка и латыни из Америки — очень симпатичная и приятная дама средних лет — Стейси. Естественно, что мы — преподаватели английского языка — развлекали нашу гостью, как могли. Как-то мы сходили с ней в русский ресторан «Жили-были»...

09.07.2016

Продолжаем беседовать с Алиной Бикеевой, автором книг и более сотни публикаций в журналах и интернет-изданиях о том, как написать и издать свою книгу. В первой части интервью мы рассмотрели вопросы написания книги, организации труда писателя. А сегодня поговорим о сотрудничестве с издательствами: где их искать, как заключать договор. 

Работа учителем предполагает творчество: учитель сам разрабатывает уроки, методические материалы, придумывает стихи и сценки для праздников, ставит школьные спектакли и выступления для ветеранов… У многих за годы работы накопился такой обширный методический материал, что становится невозможным дальше хранить его в столе и применять только на своих уроках — хочется поделиться своими наработками с коллегами, опубликовать материалы на авторитетном сайте или… издать книгу.

Что вам нравится в российском образовании? Такой неожиданный вопрос как-то задали мне учителя английского языка. Ну что ж, вопрос задан. Надо на него отвечать. Короткий ответ: «Лично мне — многое!»

Обдумывая ответ на этот вопрос, я вдруг осознала, что мы обычно критикуем наше образование. При этом мы забываем или как будто не замечаем, что наше школьное образование дает школьникам. Столько уже всякой критики было высказано в адрес школьного образования, столько негатива обрушилось на него, что я решила сосредоточиться на позитиве. 

Книга написана для учителей и преподавателей английского языка школ, гимназий, лицеев, колледжей, институтов, университетов и разных языковых курсов. Она написана для педагогов, думающих, ищущих и работающих творчески. А также данная книга будет полезна для людей, собирающихся в поездки по Северной Америке, изучающих английский язык и стремящихся делать это не только по стандартным учебникам. 

В начальной школе, когда я выучила английский алфавит, я подумала, что теперь знаю иностранный язык, ведь я теперь могу все русские слова записать английскими буквами. «Как это здорово! Какая я умная!» — подумалось мне тогда. В старших классах, вспомнив эту свою детскую мысль, я смеялась от души. Но я снова была уверена в том, что владею иностранным языком. Ведь за десять лет обучения в английской спецшколе я выучила очень много английских слов. И теперь мне представлялось, что стоит только русские слова заменить на иностранные, и — всё. 

Представим ситуацию: за вами весь день ходит приставленный к вам очень умный и образованный Наставник. Он весь день зорко за вами следит, выискивая ваши ошибки и оплошности, и тут же о них вам сообщает, иногда при многочисленных свидетелях. У вашего наставника самые благие намерения. Он знает все, в особенности, то, что, как и когда вам следует делать. 

В последнее время дети стали как-то особенно единодушно шарахаться от школы. Учителя и ученики, а, может быть, вообще, взрослые и дети — это разные далеко удаленные друг от друга галактики. Современные дети испытывают к взрослым вообще и к учителям, в частности, резко негативные чувства: страх, недоверие, неприязнь, ненависть. Так сложилось, что Галактика Взрослых далеко удалилась и совершенно отвернулась от Детской Галактики. Нам, взрослым, надо срочно пересматривать свое отношение к Детской Галактике и идти на сближение. 

Уважаемые родители, а также все остальные любящие родственники! Пора понять и принять, что в наше время школа детей не воспитывает. Уж так получилось, что эта функция отмерла или отброшена. И детей своих воспитываете или не воспитываете только вы. Только вы сами! А школа, надо честно признаться, с этим делом на сегодняшний момент не справляется. То ли не может, то ли не хочет, а, может быть, обществу этого и не надо. Но воспитанием детей на сегодняшний день занимается семья (или улица, или телевидение, или еще кто-то, или никто). Но школа точно этим не занимается. А жаль! Хорошо было бы вернуть школе воспитанную функцию. На мой взгляд педагога с советской закалкой (в лучшем смысле этого слова!), это просто необходимо! 

Воспитание проходит через вызывание чувств у воспитанников. Вызвал злые, нехорошие чувства — посеял зло. Вызвал добрые чувства в душе ребенка — воспитал добрые чувства, которые ведут к добрым желаниям и добрым поступкам. Какие чувства в душе ребенка пробуждает наша современная школа? Умеем ли мы вызывать добрые чувства? И, вообще, стремимся ли к этому в школе? Или мы решаем другие задачи? Какие? С.Л. Соловейчик называет наш наиболее часто используемый комплект воспитательных мер — «воспитанием от ПУЗа»: «Попрек, Упрек, Замечание, Оскорбление — ПУЗО. Воспитанием от ПУЗа любви не научишь, это невозможно». (Соловейчик С.Л. «Педагогика для всех»).

Мне, как учителю-предметнику и классному руководителю, часто приходилось выступать на родительских собраниях перед родителями моих учеников. Среди родителей попадались разные люди. Некоторые порой обвиняли учителей, несправедливо упрекали их. Но лично я приняла для себя правило: на родителей учеников не обижаться. Ведь если родители говорят мне что-то обидное или слишком эмоциональное, это свидетельствует лишь о том, что эти люди беспокоятся о своем ребенке. Именно поэтому чувства и эмоции их захлестывают, а поведенческие реакции могут быть слишком бурными. 

Начала я размышлять о работе классного руководителя в своей статье «С него можно спросить за все и его можно за все наказать. Кто такой классный руководитель в российской школе». Хочу продолжить свои размышления на эту животрепещущую для нас, учителей, тему.

Алина Бикеева обсудила отношение к Новому году и Рождеству со своими знакомыми из США и Канады. Что удивило иностранцев в том, как мы празднуем Новый год, и что удивляет нас?

Кто и на каких уровнях говорит о проблемах и трудностях классного руководителя? Никто и нигде. Кто реально призван, в силу своих должностных обязанностей, помогать ему? Никто. Кто ответственен за создание нормальных условий его труда и достойной оплаты оного? Никто. За что несет личную ответственность классный руководитель? За все. Кого можно всегда за все поругать? Классного руководителя. На кого можно навешать любые задания и поручения? На российского классного руководителя.

Наша система школьного образования построена на наказании успеха. Нет-нет, я не оговорилась! Смотрите, что получается в наших школьных буднях. Кто в классе получает больше внимания педагогов? Об отличниках с примерным поведением мы, учителя, говорим на любом своем выступлении 20-30 секунд. А общаемся с отличниками лично — и того меньше — 3-5 секунд: «Молодец! Умница! Так держать!» Все! Это — вся порция нашего внимания отличникам. Хорошистам достается нашего внимания и индивидуальной вовлеченности в их дела и того меньше: «Хорошо, садись, четыре». Все, больше хорошистов мы не замечаем. Их как будто нет.

Несколько лет назад в рамках совместного российско-американского образовательного проекта я много общалась с американскими коллегами. Они отмечали, что их удивило в нашей российской школе, хвалили нас,  рассказывали о себе. Меня как-то сильно задела и врезалась в память одна ремарка, брошенная как бы невзначай американцами. А сказано было примерно следующее: «Российские учителя почти всегда очень строго и серьезно разговаривают с детьми. Они детям не улыбаются. А лица учителей — какие-то мрачные и недовольные».

В нашей гимназии проходит совместный российско-американский образовательный проект. И к нам, в нашу российскую школу, должен приехать американский гость — директор американской хай-скул. Американец до этого никогда в России не был. По просьбе нашего директора с ним общались учителя английского языка, в коих числе была и я…

Мы, учительницы, очень эмоциональны, чувствительны, восприимчивы на работе (и после работы тоже!). Я бы сказала, мы, учительницы — женщины, излишне чувствительны и слишком эмоционально вовлечены в свою работу. Мы за все переживаем, обо всем беспокоимся. Мы многие производственные проблемы и ситуации принимаем слишком близко к сердцу и очень лично.

Мы, учителя, устаём. Объем проделываемой работы — огромен. Разных дел нескончаемый поток. Что делать с нашей профессиональной усталостью?! Предлагаю искать и иметь определённый набор средств снятия стресса и усталости. А, главное, коллеги, пользоваться им постоянно.

Дети скрывают свои чувства и эмоции, надевая маски. Они стараются изо всех сил не предстать перед взрослыми такими, какие они есть на самом деле. Почему это происходит и почему нам так трудно понять своих детей?