Учитель в информационном обществе


«Роль учителя на сегодняшний день резко меняется. Учитель перестал быть единственным источником знаний. Дети гораздо лучше нас владеют компьютером. К их услугам – интернет, где они чувствуют себя как рыба в воде. Они сами могут найти любую интересующую их информацию. Они сами могут прекрасно развиваться и обучаться, если им не мешать…»
В последние лет пять эти слова, как мантра, звучат из уст преподавателей институтов усовершенствования учителей, с экранов телевизоров; мы встречаемся с ними на страницах прессы – как развлекательной, так и вполне себе серьёзной.


Обсудить статью
Опубликовать свой материал
 
«Роль учителя на сегодняшний день резко меняется. Учитель перестал быть единственным источником знаний. Дети гораздо лучше нас владеют компьютером. К их услугам – интернет, где они чувствуют себя как рыба в воде. Они сами могут найти любую интересующую их информацию. Они сами могут прекрасно развиваться и обучаться, если им не мешать…» 
 
В последние лет пять эти слова, как мантра, звучат из уст преподавателей институтов усовершенствования учителей, с экранов телевизоров; мы встречаемся с ними на страницах прессы – как развлекательной, так и вполне себе серьёзной. 
Вот, говорят нам – трёхлетние дети играют в планшеты, семилетние – в онлайн-игры, пятнадцатилетние так и вообще живут в интернете. Там, говорят нам, к их услугам столько информации, сколько учитель знать не может. Интернет знает больше, а раз так, то учитель… 
Я в очередной раз слушаю знакомые слова (как там у Оруэлла?), но эффект получается обратный: сначала (лет пять назад), я им верила. Теперь… Я оглядываюсь по сторонам. Мой коллега напротив, мужчина лет сорока, быстро просматривает почту через свой смартфон, сердито хмурится и качает головой – чем-то недоволен. Кто-то, косясь одним глазом на лектора, читает, положив читалку на колени. Кто-то, совершенно не таясь, - лекция всё-таки, по проблемам современного образования, уверенно набивает текст на своем ноутбуке. Лектор, каждые пять минут отвечая на звонки с мобильного, рассказывает нам о том, какая мы все «тундра», и что наши ученики намного увереннее нас и т.д. и т.п. 
 
И меня заело окончательно, настолько, что решила взять и написать статью: «Информационное общество: смена парадигмы образования». Если вам еще не стало скучно – читайте. Если уже стало – щелкните кнопочку со стрелочкой в левом верхнем углу экрана…. Не щёлкнули? Ну тогда давайте разбираться во всем по порядку. 
Информационное общество – ступень в развитии человечества, когда на первый план выходит информация. Большую часть своей истории люди прожили в аграрном обществе, где главным фактором производства была земля, и вокруг неё все и вертелось – возникала элита, из числа тех, кто имел право этой землей владеть, выстраивались определенные общественные отношения, орудия труда большой сложностью не отличались и… грамотных людей было очень мало, баловство это, для выживания в аграрном обществе не столько полезное, сколько вредное. К 19 веку Европа уверенно встала на путь промышленного развития, и на смену аграрному пришло общество индустриальное – с заводами, машинами, капиталом и капиталистами, которые быстро смекнули, что лучше научить работника читать инструкцию, чем он сломает дорогущую машину. Именно на этот период приходится рождение массовой школы – с классами, уроками и учителями, вкалачивающими в головы нерадивых учеников необходимые для жизни в этом мире знания. Россия немного подзадержалась тогда, а потом, взяв действительно лучшие образцы европейской системы образования, развила их и приспособила под свои нужды, получив гимназии, в которых готовились будущие управленцы; ремесленные училища, где росли будущие инженеры, а позже – земские школы для детей народа, но! - приходили работать туда многие выпускники гимназий, причем весьма идейные, которые шли сеять доброе, разумное, вечное, а не учить основам наук будущих пролетариев в угоду капиталистам. Революция 1917 года отослала на свалку истории и систему образования Российской империи, призвав на помощь американский метод проектов и идею полного школьного самоуправления, когда ученики голосованием решали, что они будут изучать, и к кому на уроки будут ходить. Правда, лет так через десять спохватились – вытащили старую гимназическую систему, отряхнули с неё пыль, одели в новое платье и отправили в жизнь с задачей сделать нового, всесторонне развитого советского человека. Сделать, по крайней мере всесторонне развитого человека получилось – мне например, встречались пожилые люди весьма рабочих профессий, с которыми можно было запросто поговорить на любые абстрактные темы – «от Баха до Оффенбаха» (может, токарю оно и не надо, но самоуважение и самооценка плюс возможность взглянуть на свою работу под неожиданным ракурсом приводило к очень даже неплохим новаторским результатам – да и в любом случае лучше, чем водку квасить) – но это так, лирическое отступление.. Итак, возвращаясь к основной теме, хочу подчеркнуть, что для потребностей индустриального общества требовался определенным образом образованный человек, владеющий основным массивом знаний, накопленным данным конкретном обществом. Для нашей страны ещё и определенным образом воспитанный человек. И в советской школе система образование-воспитание прочно слилась (за двойки - «система образования» прорабатывали на пионерских собраниях – «система воспитания», как за нечто недостойное). Но позже система начала сбоить (как впрочем и любая система со временем накапливает мелкие поначалу ошибки, что и приводит систему к глобальному кризису). Более того, в нашей стране изменился политический режим, а вместе с этим началось наступление на мировоззренческую основу, а в мире произошел переход от индустриального к информационному (постиндустриальному) обществу, в котором слова – «кто владеет информацией, владеет миром» стали не просто словами, а реальной действительностью. Информационное общество производит и продает информацию, и ему нужно… А действительно, что нужно этому, опутанному глобальной паутиной обществу? Какое нужно образование, чтобы жить в этом мире? 
 
Давайте ещё раз взглянем на логическую схему, которую нам (учителям России), сейчас активно предлагают. 
Итак: раньше учитель для ученика был фактически единственным источником знаний. Эти знания в основе своей были неизменны. Учитель дает, ученик – берет и воспроизводит то, что ему дали. Сейчас знания меняются и утрачивают актуальность быстрее, чем я например, набираю эти строки. Следовательно, учитель должен отойти от своей роли «давателя» знаний и организовать работу учеников таким образом, что бы они сами и с удовольствием учились, и хотели учиться, и сами добывали нужные им знания, и выходили из школ активными и креативными, а из ВУЗов - полностью готовыми к работе специалистами – которых не надо доучивать на производстве – они и так все должны уметь, ну, или в крайнем случае, сами должны доучиться. А для этого и надо-то – столкнуть учителя с пьедестала, где он сидит и вещает оттуда своим ученикам устаревшие истины – и поставить его рядом, в положение равного, тьютера, направляющего (ой, нет!) – оказывающего услугу педагогического сопровождения. И все будет здорово! В-общем, не мешай ребенку учиться, учитель – и он выучиться сам. 
 
И вот тут-то у меня и начинают возникать разные вопросы. Я никогда не любила ботанику, но знаю, что в огороде сами вырастают только сорняки. И вроде бы слова «воспитание» и «культивирование» имеют одну основу. И если вовремя не обрезать (довольно жестко) плодовое дерево – оно никогда не даст плодов – может вырасти большим и даже красивым, но … бесполезным. 
 
«Знания устаревают каждый день» - но позвольте, есть физические законы этого мира – и подкинутый вверх камень упадет обратно, может быть даже в лоб того, кто его кинул. То есть всё-таки в нашим мире есть некая неизменная константа, и знание этой константы не устареет в данном физическом мире. 
 
«Главное – не в знаниях, а в компетенциях» - а откуда они возьмутся то, эти самые компетенции, если нет прочных знаний основных законов развития? Нет, конечно здорово, если человек обладает соответствующей компетенцией и может забить гвоздь молотком, и плохо – если человек знает, что такое молоток, - но не умеет забивать гвозди. Вот только первый, при отсутствии молотка – ничего никуда не вобьёт, а второй, в случае необходимости – и кирпичом этот гвоздь заколотит, потому что знает, что происходит с предметом, если приложить к нему усилия в определенном направлении. Конечно – соединение этих двух постулатов было бы идеально, но… это приходит с опытом, иначе мы бы все рождались мудрыми и с тридцатью двумя зубами… 
 
«Ученик сам способен добыть знания» - конечно, способен, кто же спорит. Но для этого ему по крайней мере должны показать горизонт этих самых знаний. А перед этим его должны научить отличать истинные знания от ложных, которые и не знания вовсе. А как научить? Так же, как всегда учили – заложить основу. И – научить к ней критически относится. И к себе и своим знаниям тоже. 
 
Я привела три суждения, которые сейчас постоянно звучат в том или ином виде и не подвергаются сомнения. Дескать, в информационном обществе учитель не нужен как таковой, достаточно сопровождающего ученика по морю информации. Но… сопровождающий может сопроводить туда, куда путь известен. Представьте, что вы приходите в библиотеку, и просите библиотекаря помочь найти вам книгу… Библиотекарь спросит – какую? Действительно, какую? Их там много, разных… Учитель же, зная ученика, одному посоветует А. Толстого, другому Л. Толстого. Хотя, учителю необязательно знать всю номенклатуру книг в библиотеке – ему нужно знать основное содержание блоков и … своих учеников. А ещё ему важно знать, что является просто красивой макулатурой, - а что – реальной ценностью. Знать, и передать это знание детям. Причем в императивной форме. 
*** 
Я не стесняюсь сказать своим ученикам, что этого я не знаю – потому что они пока могут знать много фактов о неком предмете – я вижу и знаю общую картину. Я – учитель. Они мне расскажут о технических характеристиках танка, - я смогу рассказать им о том, где, как, и с какими целями использовался этот танк. Я могу показать им направление движения – но для этого мне надо быть впереди и выше – чем выше нахожусь я, тем больше вижу и, соответственно, смогу показать более широкий горизонт. Я буду рада, если они станут вровень со мной, и горда – если поднимутся выше – но: при условии, что я и так нахожусь изначально выше их – им есть куда тянуться; если мы «на равных» - тянуться некуда, развиваться нечему, горизонт сужается до экрана монитора, в котором находишь то, что знаешь, т.е. сопли под своим носом (а ведь можно и до звёзд дотянуться, если знаешь, что они есть). 
 
Итак – учитель в информационном обществе. 
Что нужно этому обществу? - Владеть информацией. 
Кто играет роль элиты в этом обществе? - Тот, кто владеет информацией. 
Как, с точки зрения элиты («псевдоэлиты») должно быть построено образование в этом обществе? - Так, чтобы большинство владело узконаправленной информацией (как шоры у лошадей, что бы правящие могли вести лошадей туда, куда им нужно). Только ведь люди – не лошади. 
Что должен делать учитель с данной точки зрения? – Не мешать свободно развиваться детям (т.е. расти бесполезными сорняками). 
Что должен делать нормальный учитель? Учить. Учиться самому. Тянуться верх и тянуть за собой. Уметь ставить нужные вешки в информационном поле, что бы не дать сбиться с пути. В-общем, всё как всегда. 
P.S. А ФГОС? – А не знаю. И не знаю никого, кто бы знал, видел, и мог привести примеры того, как работают все эти компетенции и результаты.

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии: