Алина Бикеева, 23.08.2012 7898 1

«Ученики должны…», или Игра взрослых в «можно — нельзя»


В школе учащиеся должны очень много и очень многим. У детей много обязанностей. Всегда ли взрослые последовательны в своих требованиях к детям? Нет ли у нас самих путаницы, что можно ученикам, а что нельзя? Как мы свои требования детям преподносим?


Обсудить статью (уже 1 коммент.)
Опубликовать свой материал

Девиз некоторых учителей: Учить – ученику служить!

Человек приходит в этот мир свободным. Человек подрастает, приходит в школу и сразу же становится должником. В школе учащиеся должны очень много и очень многим. Если регулярно посещать уроки и внимательно вслушиваться в слова учителя, то несколько раз за день можно услышать фразу, начинающуюся словами «Вы должны…». Причём, эти слова не касаются заданного на дом задания.

Фразы учителей и Размышления автора

  1. «Вы должны готовить себя к жизни». А, может быть, это как раз должны мы –—взрослые. Дети же просто живут своей детской жизнью, живут здесь и сейчас.
  2. «Вы должны уважать старших и любить свою школу». Не хамить, не грубить — другое дело, а уважать — разве должны? А если не уважается? Тоже и про школу — а если не любится?
  3. «Вы должны быть вежливыми со взрослыми». Конечно, нельзя ругаться матом, но школьный сторож сам выругался первым на ребят. Что делать им?
  4. «Вы должны быть всесторонне-развитыми людьми». Это мы, взрослые, должны им создать для этого все условия.
  5. «Вы должны всегда помнить свою школу и своих учителей. После окончания школы приходить сюда с благодарностью. Вы должны быть всегда благодарны своим учителям и своей школе». Мы, учителя, можем лишь на это надеяться, можем этого ожидать от наших учеников, и радоваться, если так получается в жизни. Педагогично ли и нравственно ли это — требовать и «выбивать» благодарность?
  6. «Вы не должны курить. Вы должны знать, что курение — вредно для вашего здоровья». Бесспорно, это так. Но почему рядом со школой находится ларёк, где продают сигареты людям любого возраста? Разве работники школы не должны с этим бороться? А, если сами учителя курят в школе, что должны делать ученики?
  7. «Вы должны заботиться о своём здоровье». Это мы их должны этому учить, и не только на словах.
  8. «Ученики должны слушать учителя на уроке». Это я должен преподавать качественно свой предмет. А ученик в реальной жизни может слушать меня, а может и не слушать. Это зависит от его типа нервной системы. Иногда он просто не в состоянии просидеть без движения шесть часов, да ещё быть при этом сосредоточенным и внимательным, слушая неактуальную для него информацию.
  9. «Ученики не должны опаздывать на уроки». Это я должен вовремя являться в класс, а ученик может и опоздать, так как полностью зависит от взрослых.
  10. «Вы должны выполнять свои обещания, держать своё слово». Не все взрослые люди с этим справляются. А уж в школьном возрасте часто это бывает слишком трудно. Мы не должны брать обещаний и клятв с детей.
  11. «Вы должны сразу признавать свою вину, если возникает конфликтная ситуация с учителем». В конфликтной ситуации ученик чаще всего не виноват. Ответственность за конфликт лежит на взрослом.
  12. «Вы должны понимать меня с полуслова». Вот уж чего вовсе не должны ни они, ни мы. Да, и вряд ли это возможно, вообще.
  13. «Вы должны быстро дать ответ на заданный учителем вопрос. Вы должны быстро выполнить данное вам задание». Мы всё время торопим ребёнка, мы требуем от него — быстрее, быстрее. А у ребёнка есть право иметь время на обдумывание ответа или на выполнение задания. Мы же требуем немедленного ответа и быстрого выполнения наших заданий. Нам всё время некогда. У нас принят «лихорадочный» темп урока. А, может быть, не надо быстро, а надо хорошо? У каждого ученика свой индивидуальный ритм и темп жизни и учения.

Мы, учителя, почему-то постоянно ожидаем и требуем, требуем и ожидаем, что нам что-то наши ученики должны.

Афоризм нашего времени: Школа на выдумки хитра

Безусловно, общество накладывает на людей определённые обязанности и запреты. И каждый член общества должен нести определённую ответственность за свои поступки, за свой образ жизни в данном обществе. Но, во-первых, мы навешиваем на наших учеников много чего ещё: лишнего, ненужного, сомнительного. Во-вторых, ответственность должна быть именно определённой, то есть конкретной, значит мы, взрослые, должны точно и чётко определить, что можно, а что нельзя делать в школе.

Также чётко должны быть определены и прописаны запреты, которые нельзя нарушать. Просто нельзя и всё, без всяких объяснений. А сами взрослые разобрались с тем, что должны и чего не должны делать в школе, да и они сами? Нет ли у нас расплывчатости в школьном «законодательстве»? Не запутываем ли мы сами наших детей?

С одной стороны, учащиеся должны вроде бы всё. А с другой стороны, можно всё это и не соблюдать.

  • Бегать по школе нельзя, но все бегают и ничего. Кричать тоже нельзя, но все кричат.

А почему, собственно, нельзя? Ведь это же естественно для ребёнка бегать и кричать. А сидеть в строго определённой (определённой нами — учителями) позе за партой на жёстком стуле шесть часов подряд и при этом не оборачиваться, не поворачиваться и, желательно, не произносить ни единого слова, ни с кем не говорить — это как раз противоестественно для молодого организма, да и для человека любого возраста, вообще. Но, если уж мы, взрослые, решаем, что всё-таки нельзя в школе бегать и кричать, тогда нужно создавать детям условия для выполнения нашего требования. Например, побольше спортивных снарядов и тренажёров в школу — прямо вдоль стен в коридорах, кругом по всей школе — столы для настольного тенниса — для спортивных занятий и игр во время перемен, вместо запрещённой нами беготни и крика. А в каждом школьном дворе — футбольное поле, хоккейная, волейбольная, баскетбольная площадки, зимой обязательны горки и катки для активных занятий, а не хулиганств после уроков.

У учителей в любой школе есть своя учительская, но ни в одной школе у учеников нет своей «ученической».

А почему? Быть может, если у наших учащихся были бы свои «ученические», причём по несколько в каждой школе для разных возрастов, хорошо оборудованные и оснащённые, детям и в голову бы не пришло бесцельно носиться по коридорам.

  • Курить в школе нельзя. А около школы, за углом немножечко можно.
  • Распивать спиртные напитки в школе категорически запрещается. Но на новогодних и выпускных вечерах чуть-чуть можно, причём вместе с учителями и родителями.
  •  
  • Прогуливать уроки нельзя. Но изредка — ничего страшного. Учитель немного почитает нотации и всё.
  • Грубить учителям — нельзя. Но, если с языка сорвалось, то ладно. Потом можно подойти извиниться и сказать, что больше так не будешь.
  • Двойки получать, вообще-то говоря, нельзя. Но, в принципе, можно. В аттестат всё равно двойки не ставят.
  • Домашние задания не делать нельзя. Но многие их не делают вообще и ничего — живут нормально. А делать уроки дома все и всегда, вообще, практически невозможно.
  • Списывать — нельзя. Но почти все списывают.
  • Драться — нельзя, но иногда случается, и драчуны становятся героями школы.
  • Без второй обуви в школе ходить нельзя. Но можно легко проскочить через дежурных, не переобуваясь.
  • Разодеваться во всё ультрамодное в школу нельзя. Но именно так большинство учащихся и поступает.

Вот и получается у наших детей полная путаница в голове:
должны — не должны, можно — нельзя.

Сначала надо взрослым людям разобраться с тем, что же должны и чего не должны дети. Нужна чёткость и единство требований к детям. Нельзя — так уж нельзя. Нигде и никому, без всяких исключений. «А то — то можно, то нельзя; то должен, то не должен! Не поймешь вас, взрослых».

Может быть, поменьше говорить о долгах детей, а иметь в каждой школе чётко разработанный устав с прописанными в нём правами и обязанностями учащихся и точно разработанной системой наказаний за нарушение этого устава, за совершённые проступки?

Как наказывают провинившихся в нашей российской школе? Да кто как. А иногда и вовсе не наказывают, когда следовало бы. Например, ситуация: ученик умышленно сломал школьную мебель, или разбил окно, или украл классный журнал. Что делаем мы? Мы его вызываем к завучу или директору и 20-30 минут читаем нравоучения о том, что так делать нехорошо и так поступать нельзя. Почему мы об этом рассказываем ему сейчас, пытаясь что-то доказать и объяснить? Он разве не знает, что так поступать нельзя? Ведь проступок уже совершён, и за ним должно следовать наказание, определённое школьным уставом.

Афоризм нашего времени: Нравоучение — не лучшее учение!

Ознакомление со школьным уставом следовало бы провести раньше, например, при поступлении ребёнка в школу. Или сделать так: в начале учебного года все учащиеся с 5 по 11 классы перечитывают, обсуждают школьный устав, а потом ставят свои подписи под ним. Можно дать учащимся и их родителям право вносить изменения и дополнения в школьный устав при его совместном обсуждении. Потом, когда изученный всеми устав и необходимые поправки к нему принимается, то на родительских собраниях подписи ставят и родители, тем самым показывая, что они с данным уставом не только ознакомлены, но и согласны его выполнять. Если не согласны, то можно поискать другую школу с иным уставом, который устроит и детей, и родителей.

Так делают во многих американских и английских школах. В США, к примеру, в школьных уставах разработана точная система наказаний. Сломал стул — денежный штраф с семьи. И никаких лишних разговоров-уговоров. Если же в уставе американской школы записаны (и за это расписались ученики и их родители), что на территории школы нельзя распивать спиртные напитки, а за нарушение данного пункта грозит исключение из школы, будьте уверены, нарушитель будет исключён обязательно. Никто при этом не будет его стыдить или читать лекции о вреде алкоголя на организм человека.

Просто исключат из школы, раз это предусмотрено школьным уставом — и никаких нравоучений.

А что будет у нас с подобным нарушителем? Родителей такого ученика вызовут к директору школы и будут долго и эмоционально «прорабатывать» вместе с их нерадивым чадом. Чадо и родители будут долго и жалобно извиняться и обещать, что такое больше не повторится. А на следующий день чадо появится в своём классе героем.

А, если бы его отчислили в одной школе, то, расписавшись в уставе другой школы, он вряд ли захотел бы там появляться в нетрезвом виде. Но, если бы такое и случилось, пошёл бы в третью школу. Может быть, всё-таки чему–то и научился бы. Не знаю, сколько школ пришлось бы пройти такому ученику, ведь скорость учения у всех разная. Кому-то понятно всё с первого раза — что можно, а что нельзя; а кому-то только со сто первого. Так это — не страшно. Пусть человек учится.

Афоризм нашего времени: На школу надейся, а сам не плошай!

Некоторые приёмы самокоррекции

Конечно, трудно изменить систему работы целой школы. Но вполне реально внести коррективы в собственную работу. Главное, что бы это были не отдельные эпизоды, а хорошо продуманная система работы с учащимися.

Приведу примеры из собственного педагогического опыта. Все мы знаем, что ученики любят ходить и пересдавать оценки после уроков. Это отнимает много времени и сил у учителей. Но что с этим можно поделать? Ведь дети — не роботы, иногда получают плохие оценки за свои ответы и письменные работы. В некоторых школах даже начали брать за пересдачи с учащихся деньги.


Я придумала и ввела по своему предмету другую систему. Если ученик отказывается отвечать на уроке, скажем, пересказ текста, то в день пересдачи после уроков он должен ответить пересказ уже двух текстов. Своим отказом от ответа в положенный срок он наказывает не только учителя, который должен тратить на это своё личное время после уроков, но и себя, удваивая себе задание. Такой подход учит детей самоорганизованности.

Или не сдаёт ученик тетрадь с домашним письменным упражнением вовремя (якобы, забыл тетрадь дома), на следующий день он должен принести свою тетрадь уже с двумя упражнениями: одно — обязательное для всех, другое — дополнительное.

Другой пример. Опоздал ученик на урок на 5 минут, сидит на перемене дополнительные 5 минут и выполняет индивидуальное задание. Или, если пишем на уроке какой-нибудь тест, я забираю у опоздавшего его работу за 5 минут до звонка, то есть на 5 минут раньше, чем у других ребят. Ещё я могу забрать на 5-10 минут раньше письменную работу у того, кто накануне пересдавал мне что-то во внеурочное время и отнял 5-10 минут моего личного времени, о чём я делаю соответствующую пометку в своём журнале. Иначе, как ребёнку понять, 5-10 минут чужого времени — это много или мало? Как ребёнка научить ценить время и беречь его?

Другое правило: в последние три дня четверти никакие пересдачи не принимаются.

Ещё один пример. Всем известно, как трудно заставить наших детей делать работу над ошибками. Не делая работы над ошибками, ребята перечёркивают тем самым многочасовое корпение учителя над ученическими тетрадями. Что толку мне выправлять ученические ошибки, если ребята потом захлопнут тетрадь, едва на них взглянув. Я ввела в свою учительскую практику такое правило: собрав у учащихся тетради с письменной работой и начиная их проверку, я сначала смотрю, выполнена ли работа над ошибками после предыдущей письменной работы. Если нет, то я закрываю ученическую тетрадь, не проверяя новую работу, и ставлю «двойку».

Может быть, подобные правила кому-то покажутся слишком жёсткими? Но я обычно со своей системой правил знакомлю учеников в первую неделю сентября. Весь сентябрь мы тренируемся в их выполнении, привыкаем к ним, я постоянно напоминаю и объясняю ребятам, что будет с 1 октября. Правила начинают действовать с 1 октября, и тогда уже я от них не отступаю.

Или у нас ученикам закон не писан?

В нашей педагогической науке любят рассуждать о воспитании вообще, мыслить глобально. А как на деле воспитывать в детях то или иное качество? Мне представляется, что воспитание складывается из маленьких каждодневных штрихов и эпизодов, из которых должна вырисовываться стройная хорошо продуманная система.

Просто реплика: Не сразу всё устроилось, не сразу школа строилась.

Так давайте систематизировать систему!

А напоследок скажу сразу несколько крамол. Итак, учителя, спокойно!, моя любимая рубрика:

Скажу крамолу:

  • Дети не обязаны любить учиться. Ребёнку можно не любить учиться. А учёба вполне может и не быть главным делом их жизни. И это — нормально. Это у нас с вами, уважаемые коллеги, работа, а у детей — детство.
  • Дети не должны всегда хорошо себя вести (под этим подразумевается: сидеть шесть часов в классе неподвижно и молча, сложив руки на парте). Да такое и вряд ли возможно для нормального здорового ребёнка.
  • Дети могут быть шумными, непослушными, подвижными и невнимательными. А ещё они могут переговариваться с нами, взрослыми, иногда резко нам отвечать, а порой нас обманывать и прогуливать уроки. Такая уж у них, детей, работа — испытывать нас, взрослых, и весь мир вокруг на прочность. А наша с вами работа — достойно проходить это детское испытание на прочность.
  • Дети не могут и не должны любить всех учителей и все школьные предметы. Детям можно не любить некоторых учителей и определённые уроки.
  • Дети не обязаны относиться к нашему с вами предмету, как к самому важному.
  • Дети могут и не выполнять все домашние задания. А иногда такое и вовсе невозможно из-за объёмности и сложности заданий, а также из-за их непродуманности учителем.
  • Дети не обязаны испытывать к взрослым чувство благодарности, даже если эти взрослые делают всё для детей. Режим «Ты — мне, я — тебе» в связке «взрослые — дети» не работает. Да и вообще дети смогут понять, а, возможно, и оценить взрослых, только когда сами повзрослеют и заимеют своих детей. На благодарность своих учеников мы, учителя, можем лишь надеяться, мы с вами можем этого страстно хотеть. Но требовать и выбивать благодарность с учеников — ни в коем случае!
  • В конфликте взрослого с ребёнком виноват всегда взрослый.
  • Ребёнок — всегда прав, потому что он — ребёнок. А взрослый может быть прав, а может быть и лев. Главное, чтобы он не был глуп и туп.

Но, что у детей должно быть, так это спокойное, безопасное, здоровое и жизнерадостное детство, наполненное разного рода значимой и конструктивной деятельностью. И это должны им организовывать мудрые и любящие взрослые, находящиеся рядом.

Об авторе. Книги Алины Бикеевой для учителей и родителей: 
 

  • Книги Алины Бикеевой в интернет-магазине OZON.ru
  • Книги Алины Бикеевой в интернет-магазине Лабиринт.ру
  • Алина Бикеева Настольная книга школьного учителя. Испытание школой: ребёнок и учитель. Ростов-на-Дону, «Феникс», 2003г.
  • Алина Бикеева Уроки психологии для школьного учителя. Советы усталому педагогу. Ростов-на-Дону, «Феникс», 2005г.
  • Алина Бикеева Семья Особого Назначения, или рецепты позитивного родительствования на каждый день. Москва, «Генезис», 2009г.
  • Алина Бикеева Как стать феноменальным родителем и создать Семью Особого Назначения. Санкт-Петербург, «Речь», 2011 г.
  • Алина Бикеева Ребёнок + взрослый: рецепты общения, понимания, прощения. Ростов-на-Дону, «Феникс», 2012 г. http://www.phoenixrostov.ru/topics/book/?id=O0060969

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии:
avatar
1 atschool • 12:52, 09.05.2014
Мы учим, не ожидая благодарностей в ответ. Это - наша работа, которую мы когда-то выбрали и, получая з/п, мы должны ее делать если не на отлично, то хотя бы на хорошо.
А дети должны иметь безоблачное детство! Как когда-то и мы, но затем, оказались неподготовленными к жизни в рыночном мире.