Елена Рыжкова, 04.01.2015 2107 2

Что читают современные дети, чем важны для них учитель и работа в классе и почему Достоевский по-прежнему самый читаемый автор


Чтение — сложнейший психологический и интеллектуальный процесс, но при этом основное средство обучения, основной инструмент познания окружающего мира. Практика показывает: чтение для детей сегодня далеко не самое главное занятие. И вот уже полстолетия не утихают споры о том, как сделать изучение литературы делом, жизненно важным для подростков, как пробудить у них интерес к серьезному чтению. 


Обсудить статью (уже 2 коммент.)
Опубликовать свой материал

В центре нашего внимания — уроки литературы в старших классах, где процесс чтения художественных текстов обычно идет сложно, вызывает большие трудности, сопряжен с быстрой утомляемостью и, как следствие, непопулярен. Основная проблема, которая из года в год встает перед всеми педагогами-практиками, — как сделать уроки литературы интересными, нужными, как преодолеть боязнь наших школьников пред «толстыми» книжками, как научить видеть школьника в классическом художественном тексте ответы на насущные вопросы современности.

Исследование читательских предпочтений подростков

Бытует мнение, что современная молодежь читает мало. Это уже стало штампом: «компьютерное поколение» выбирает пепси и презирает книги. Действительно, материальное и культурное расслоение нашего общества идет быстро, особенно среди молодежи. Нет сомнения: в среде «нового поколения» есть сообщества, представители которых в музеях не бывают и книг не читают. В то же время есть и такие — весьма многочисленные — молодежные круги, в которых знание престижно и чтение «умной» литературы обязательно. В системе ценностей современных старшеклассников не последнее место занимают образованность, эрудированность, интеллектуальная состоятельность. Умным и знающим сегодня быть престижно. Причем, вопреки распространенному мнению, дети черпают знания почти исключительно из книг. Ни Интернет, ни телевизор в этом отношении не могут считаться конкурентами печатному слову. По собственным оценкам старшеклассников, за книгами (не считая учебников) они проводят от 5 до 15 часов в неделю, за чтением компьютерных текстов — 1,5 часа, да и то далеко не все. Около трети вообще не пользуются дома компьютером, для остальных же компьютер — поле для игр, средство общения и лишь в последнюю очередь источник культурной информации.

В нашем исследовании принимали участие 81 учащийся Самарского медико-технического лицея. Были взяты три класса различного профиля: гуманитарный, медицинский, международного бакалавриата (техническая и гуманитарная подгруппы). Все учащиеся жители города Самары в возрасте 16-17 лет.

Для проведения исследования нами была использована методика семантического дифференциала Соломина, предназначенная для выявления содержания и структуры потребностей человека, мотивов различных видов деятельности, осознанных и неосознаваемых отношений.

При использовании модифицированного варианта методики семантического дифференциала испытуемым предлагалось оценить с помощью набора шкал ряд понятий, которые,

  • отражают отношение к уроку как учебному процессу и его содержанию («классическая литература», «поэзия», «современная литература», «роман» и другие жанровые формы);
  • передают отношение учащихся к учебе как основному виду их деятельности («работа в классе», «оценка», «экзамен», «долг», «знания»);
  • определяет место учащегося в социуме, значимом для него («мой класс», «лицей», «родители»).

Также были использованы понятия, характеризующие степень притязательности учащегося («путь к цели», «творчество», «материальное благополучие»), оценочное отношение к интересующим нас понятиям — «интересное занятие», «интересное чтение», «досуг».

Результаты

Кластерный анализ полученных экспериментальных данных показал, что для 20% и более учащихся гуманитарного класса урок литературы ассоциируется с такими понятиями, как «учебник», «роман», «работа в классе». Это, думается, не случайно, поскольку для многих учащихся процесс чтения литературы происходит только в рамках школьной программы, на уроке и к уроку. Восприятие урока литературы как «учебник» тоже не случаен, так как разбор любого изучаемого произведения направлен на анализ действий, поступков героев, анализ их отношений, то есть носит несколько морализаторский, нравоучительный характер — выполняет функцию учебника — учит (пусть даже жизни, отношениям с людьми и пр.). Поскольку основная жанровая форма, рассматриваемая на уроке литературы, это роман, то и этот выбор является очевиден.

Для 13% учащихся гуманитарного класса урок литературы ассоциируется с понятиями: «классическая литература», «мое увлечение», «поэзия», «мой учитель», «оценка», «знания», «долг», «путь к цели»: думаем, что это нормально: эти учащиеся звезд с неба не хватают, однако на уроке исполнительны, к уроку, как правило, всегда готовы, на уроке активны. Для части учащихся, те же 13%, интерес к уроку связан с учителем-предметником и его личными качествами. Часть учащихся воспринимает урок литературы как источник знаний.

Для 13% учащихся урок литературы является увлечением, что очень ценно для учителя и учебного процесс в целом: эти дети мотивированы на урок литературы изначально.

И еще один момент следует отметить особо: для учащихся гуманитарного класса сам процесс работы в классе не является особо значимым, как для учащихся негуманитарных классов. Только для 6% опрошенных коллективная работа в классе интересна и значима, и является дополнительным стимулом к занятиям литературой.

Урок литературы для негуманитарных классов — это, прежде всего, общение с учителем (20%), общение, воспринимаемое как творчество, форма досуга; это понятие связано с «моими успехами», «интересным чтением», «настоящим», «увлечением» (для 13%). Для многих учащихся негуманитарных классов предмет литературы не является профильным, не требует большей активности, чем профильные предметы, как математика, химия, биология и другие, то есть уходит фактор «обязательности», что, в свою очередь, снимает напряжение и тревожность. Поэтому урок литературы многими учащимися воспринимается как форма отдыха, досуга с элементами творчества.

Для 13% учащихся негуманитарных классов урок литературы является «увлечением», что очень ценно для учителя и учебного процесса в целом: эти дети мотивированы на урок литературы изначально, однако здесь есть определенное «но»: пока изучаемое произведение отвечает их интересам, требованиям, вкусам, оно прочитывается, разбирается, то есть активно находится в работе. Но, если произведение оказывается им неинтересным, скучным, тематика его непонятной, интерес к нему сразу пропадает, следовательно, работа по такому произведению на уроке может быть сорвана. И здесь требуется уже определенное усилие учителя, чтобы правильно выстроить учебный процесс и анализ произведения.

На наш взгляд, интересные данные получены при анализе отношения к уроку учащихся, имеющих по предмету оценку «пять». Урок литературы для них — это «классическая литература», «мое увлечение», «интересное занятие», «мой учитель», «работа в классе» (20% и более), а также «долг», «путь к цели» — 13%. О соотношении с такими факторами, как «мое увлечение», «интересное занятие», «мой учитель», «работа в классе» мы уже говорили; думается, что здесь «работают» те же механизмы. Такие понятия, как «долг» и «путь к цели» тоже вполне объяснимы: эти дети просто не могут плохо учиться, не могут себе этого позволить. Но вот выбор «классической литературы» встречается впервые, и это тоже не случайно: все наши «отличники» не просто «зубрилки», это образованные, всесторонне развитые дети. Они много читают специальной, научной, художественной литературы, интересуются последними печатными новинками. Можно говорить, что у них хорошо развит эстетический вкус, — этим и объясняется их внимание к классической литературе, которая для них не просто школьная повинность. Можно также отметить, что эти учащиеся уже «выросли» до классических текстов и способны не просто их читать, но и понимать и получать истинное эстетическое удовольствие от их чтения.

Несравненно большее значение для «отличников», чем для всех остальных опрошенных, играет фактор «работа в классе». На первое место здесь, конечно, выходят «мои успехи», и это не удивительно: им есть, чем гордиться. Также работа в классе связана с «моим учителем» и понятием «путь к цели». Думается, что здесь мы можем отмечать яркий пример внешней мотивации: оценка, аттестат, добрые отношения с учителем, от которого зависит очень много, — все это на самом деле очень далеко от литературы. Однако именно эти учащиеся, несмотря на то, чем они действительно мотивируют свою учебу, оказываются самыми подготовленными, самыми исполнительными, самыми читающими в классе. Конечно, не стоит здесь обобщать всех учащихся, имеющих по предмету оценку «5». Думается, что немалый процент среди них тех, кто учится не за оценку, а, так сказать, из любви к искусству.

Урок литературы для «троечников» — это, прежде всего, «драматургия» — более 35% и «учебник» — более 20%. Такой выбор показался нам интересным и вполне объяснимым. Вообще все группы выборки показали устойчивое непринятие драматургии как жанра. Практика показывает, что пьесы на уроке литературы «идут» всегда очень трудно: они сплошь состоят из диалога, реплик, дети не умеют видеть в них действие, движение; трудность связана и с тем, что многие пьесы носят морализаторский характер, — учат. Все это подростков не привлекает, наоборот, отпугивает.

Из литературных пристрастий, что входят в понятие «интересное чтение» для «троечников» надо отметить только фэнтези (37%). Из остальных жанров представлена только поэзия и то очень малой выборкой — 5%. Выбор фэнтези вполне закономерен: этот жанр как никакой другой связаны с понятиями «досуг», «интересное занятие», «мое увлечение». Здесь не пользуется большой популярностью понятие «современная литература», «классическая литература», «роман» и пр. Причины этой «нелюбви», однако, несколько иные, нежели у других опрошенных. Если другие учащиеся в беседе объясняли эту «нелюбовь» агрессивностью, неэстетичностью и прочими «особенностями» современной литературы, то здесь главный фактор, заставляющий отказаться от той или иной книги, — ее объем. «Толстые книжки» эти дети читать не любят и не хотят. И главная причина здесь, на наш взгляд, в том, что эти дети еще в начальной школе не получили правильного навыка общения с книгой, утратили интерес к чтению. Здесь возможно говорить и роли родителей, которые не являются в данном вопросе (выбор книги для самостоятельного чтения) авторитетными.

И еще один момент следует отметить особо: для «троечников» процесс работы в классе является достаточно значимым. Им… интересно на уроке (20% и более), они с удовольствием слушают, могут принять участие в общем разговоре, не вникая в текстуальные тонкости. Единственное, что их тревожит, что начинать разговор по произведению придется самим, когда текст не прочитан. Поэтому на уроке больше оказывается негативных моментов, чем положительных — у них, у «троечников», больше отрицательных переживаний, чем у остальных учащихся.

Ценность литературных понятий

Обратимся к диаграмме, отражающей ценность литературных понятий для учащихся. Лидирующее место занимает «интересное чтение» — 39 опрошенных (из 81) — 28%. Что включает в себя это понятие? Для большинства — 13% — интересное чтение представлено комиксами; по 10% предпочтения набрали такие литературные жанры, как «фэнтези», «роман», «классическая литература»; 7% предпочтений отдано «поэзии»; 3% — «драматургии» и только 1% «научной фантастике» (2 человека).

О чем свидетельствуют эти результаты?

Половина опрошенных выбирает «интересное чтение» как ценностный фактор. Для учителя литературы этот факт не может быть неотрадным. Однако приоритеты в жанрах, выбранных учащимися, не могут вызывать однозначной оценки: комиксы и фэнтези, занимающие лидирующее положение, относятся к числу «легкого» чтения, это форма досуга, внеклассного чтения в лучшем случае. И здесь есть свое объяснение: произведения этих жанров не требуют осмысления, далеки от морализаторства, легки в чтении, к тому же небольшого объема, что очень важно для наших школьников. Есть еще одно объяснение популярности в подростковой и юношеской среде такого жанра, как фэнтези: в произведениях этого жанра представлена нереальная жизнь, очень похожая на виртуальный мир, где все переживается вроде бы всерьез, но с одной поправкой — из этого мира всегда можно выйти по собственному желанию, чего нельзя сказать о мире реальном, описываемом современной литературой. В мире художественного произведения та же грязь, те же проблемы, что в повседневной жизни подростка, и обращаться к ним еще и на страницах произведений ему, естественно, не хочется.

Основная масса читаемого — переводная проза середины-второй половины ХХ века. Явно лидирует Борхес, за ним идут Маркес и Кортасар. Рядом с этими тремя столпами латиноамериканской прозы весьма влиятельные позиции занимает Карлос Кастанеда. Его полухудожественная, полуфилософская экзотическая эзотерика находит отклик в сердцах юных искателей несложных ответов на сверхзамысловатые жизненные вопросы [2; 68].

Вот и разгадка. Параллельная реальность, что-то вроде бесконечного конструктора или компьютерной игры, сложная совокупность компонентов, которыми можно манипулировать. Очень важная особенность сегодняшнего юношеского чтения: не в моде все недовольное, агрессивное, воинственное. Молодые не хотят войн, драк, страданий, бытовой грязи, а также слишком сильных эмоций, слишком трудных вопросов. Зато очень хотят убедительных ответов и ощущения защищенности, безопасности. В эти параллельные миры отнесено все остросюжетное. Как в компьютерной игре: и поучаствовать можно, и риска никакого [2; 69].

Наименее значимы для учащихся такие понятия, как: «экзамен» — 32%; «детектив» — 23%; «оценка», «современная литература» — 21%; «долг» — 17%. При этом можно рассматривать как положительный момент то, что только для 4% из опрошенных не значима «классическая литература» и всего для 2% не значим «урок литературы». Полученные данные можно объяснить тем, что экзамен и оценка для многих связаны с неприятными ощущениями: повышенная тревожность, ответственность, боязнь не оправдать надежды взрослых и пр. Детектив и современная литература в этом списке тоже объяснимы: жанры, связанные с негативными ощущениями, страхом, неприязнью, насилием и жестокостью.

Стоит, вероятно, подробнее остановиться на отношении старшеклассников к русской классике — вечной боли и проблеме на уроках литературы. С одной стороны, получается, что русскую классику не читают: сложна для восприятия, много морализаторства, большой объем и т.д., с другой, удивительная картина — минимум опрошенных вытесняют это понятие — только 4%. Попробуем разобраться в этом. Русская литература. Современная проза, как мы отмечали выше, воспринимается школьниками очень выборочно и осторожно. Кумиров нет. Властителей дум нет. Периодически появляются модные авторы. Прослеживается одна очень важная закономерность: юноши и девушки отвергают всю громко-скандальную составляющую современной русской прозы, сознательно отвергая «чернуху» и «порнуху», оставляя ее в удел пресыщенным жизнью отцам.        Достоевский — абсолютный чемпион по читаемости. Большинство старшеклассников не ограничиваются программным «Преступлением и наказанием». Самое читаемое внепрограммное произведение Достоевского — «Идиот», на втором месте, но с большим отрывом — «Братья Карамазовы». Феномен Достоевского не так-то просто понять. Достоевский — реалист, он трагичен, эмоционально насыщен, труден и вообще «грузит»... И, тем не менее, Достоевский вне конкуренции как абсолютный фаворит юношеского чтения среди русских писателей. Даже популярные Булгаков (главным образом как автор «Мастера и Маргариты») и Набоков (главным образом как автор «Лолиты») не в состоянии к нему приблизиться [2; 68].

Самое читаемое внепрограммное произведение Достоевского — «Идиот»

Из литературных понятий для опрошенных лицеистов наименее значимы следующие: «детектив» — 25%; «современная литература» — 22%; «научная фантастика» — 18%. Жанры детектива и приключений — вечные лидеры мальчишеского чтения — провалились и в подростковой, и в юношеской среде. Не хочет молодежь читать о сыщиках, убийцах, пиратах и прочих чрезвычайно активных и беспокойных персонажах, рожденных авторской фантазией. «Комиксы» набирают 10%, и здесь можно отметить, что для этого жанра данный процент был характерен и при анализе предпочтений, то есть у «комиксов» равное количество поклонников и «недоброжелателей». «Классическая литература» и «роман» набрали по 4% и 5% соответственно.

Литературные понятия

О чем говорят полученные данные? Прежде всего, о том, что читательская субкультура старшеклассников оказывается достаточно чувствительной не столько к внутрилитературным процессам, сколько к более широкому социокультурному контексту. Падение читательской культуры, непопулярность домашнего чтения как формы досуга, нечитающие родители, формальное преподавание литературы как школьного программного предмета — все это и многое другое привело к тем результатам, которые мы можем наблюдать.

Из полученных нами результатов исследования следует сделать следующие выводы.

  • Во-первых, для успешности изучения литературы как школьного предмета профиль обучения не имеет ключевого значения. Профиль больше влияет на литературные и жанровые предпочтения, на объем прочитываемой литературы, на уровень восприятия и глубину анализа.
  • Во-вторых, уровень успеваемости по предмету, действительно, является показателем отношения к учебному процессу, но никак не является показателем отношения к литературе как таковой.
  • В-третьих, развитие мотивации происходит через изменение и расширение круга деятельностей субъекта. Вероятно, именно поэтому столь большое значение для учащихся имеет «работа в классе». Успешность на уроке литературы, осознание этого самим учащимся и подтверждение учителем, является фундаментом для формирования положительной направленности к учению.
  • В-четвертых, в настоящем исследовании еще раз подтвердилось известное положение о том, что учитель всегда был и будет центральной фигурой сложного педагогического процесса, поскольку в ходе учебного процесса решаются не только общеобразовательные, но и воспитательные задачи.

Таким образом, формирование мотивации определяется не только содержательной и организационной структурой учебного процесса, но и личностными особенностями учащихся. Поэтому характеристика мотивации, отражающая весь спектр отношений школьника к учебному предмету, имеет важное психолого-педагогическое значение: соотносясь с особенностями личности школьника, она дает представление не только о содержании, глубине и степени устойчивости взглядов учащихся на учебный предмет, но и позволяет сделать выводы об условиях формирования и характере новообразований личности учащегося [1; 82].

Использованные источники.

  1. Земцова Л.И., Ермолаев О.Ю. Мотивы изучения информатики школьниками // Вопросы психологии. 1988. №5. С. 78 – 83.
  2. Иконников-Галицкий А. В поисках отчего дома. Что читают старшеклассники элитных питерских школ // Директор школы. 2002. № 4. С.67-70.

Об авторе: Рыжкова Елена Викторовна, учитель русского языка и литературы высшей категории, МАОУ "Самарский медико-технический лицей" г.о.Самара. Фото: Екатерина Пашкова.



Комментировать Поделиться Разместить на своем сайте
Вы можете разместить на своём сайте анонс статьи со ссылкой на её полный текст
Ошибка в тексте?
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии:
avatar
2 pechora65 • 12:07, 18.01.2015
Полезно почитать не только учителям-словесникам, но и учителям начальных классов в свете преемственности.
avatar
1 кошкадын • 21:38, 16.01.2015
Статья очень убедительна. Большее количество сведений, конечно же, не ново, точнее, известно учителю на примере собственных классов. Но информация, полученная путем использования методики семантического дифференциала Соломина, выводы, сделанные автором, дают материал учителю для определения мотивации учащихся при изучении ими литературы.