Куликова Ирина Михайловна, 01.07.2012 1

Эссе "Я - педагог"


Март  1986 года. Раннее утро. На всю  вселенную разносится детский, пронзительный крик: «Мама!» Маленькие пухленькие ручонки судорожно цепляются за меня, наполненные слезами глаза умоляют:

-Не  отдавай меня, я боюсь!

Горячие слезы льются по моей щеке, мои или слезы сынишки, впервые оторванного от мамы, оторванного руками воспитательницы.


Обсудить статью (уже 1 коммент.) Опубликовать свой материал
Куликова Ирина Михайловна
учитель русского языка и литературы
МБОУ "Сабинская ООШ"
-Маме нужно на работу. Она вечером придет за тобой..., - несется мне вслед. Бегу в школу.  В ушах душераздирающий визг моих детей: маленького Лени и старшей трехгодовалой Ксюши, поддержавшей плач  брата громким криком.  Сегодня мой первый день работы в школе.

Со звонком захожу в класс. Смотрю в настороженные, пытливые глаза.
Бессильно опускаюсь на стул:

-Ребята, простите меня, я даже не поздоровалась. Сегодня первый раз маленького в детский сад отвела. Он так ревел, а может, и сейчас плачет,-  мои глаза вновь  наполняются слезами.

- Он привыкнет.
-А в какой он группе?
-Там наша мама работает.

Это Саша Софьин (наша, потому что  Софьиных двое, они двойняшки). Смотрю в зеленые добрые глаза, лицо Саши, рыжее от  огромного количества веснушек, заливается краской.

-Мы  после школы пойдем к маме в детский сад и  присмотрим за вашим  Алешей…
-Как вы похожи на маму, как я сразу не поняла,- с облегчением улы¬баюсь я  и второму Софьину,- такие же… солнышки… В памяти всплывают слова воспитательницы:
- Не повезло вам! В этом классе мои «бандиты» учатся…
- Саша,- протягивает  вдруг руку первый и вновь заливается краской. Крепко жму его руку:
- И глаза у тебя как у мамы, зеленые и добрые…
-Сергей, - протягивает руку другой.

Это потом я узнала, что братъя Софьины «держат в страхе» всю школу: и детей, и  учителей. А у меня с ними с первого мгновения  установились добрые, даже нежные отношения. Разве могут мальчишки, сумевшие понять чужую боль, сумевшие посочувствовать и утешить, быть плохими?! Нет, не могут. Впоследствии  братья Софьины будут моими первыми помощниками и  на уроках, и на субботниках, и на репетициях,  это они будут  в походах тащить  на руках уставшего Алешку, баловать Ксюшку, дарить мне цветы, угощать конфетами.  Я буду помнить тот свой первый класс, 8 «а», всю жизнь. И умницу Ирину Мингалеву, и  тихоню Яну, и  хохотушку Таню, и  озорника Сашу и рыжика Сережу.... Не только потому, что они  помогли мне стать  учителем, а больше потому, что  помог¬ли понять самое важное: учитель и ученики  -  друзья. Их проблемы - мои проблемы. Их радость - моя радость. Я педагог. Хотя я редко использую это слово, чаще – учитель, литератор.

На уроке мы с детьми можем поговорить по душам о самом сокровенном. Мы понимаем друг друга. Когда я гляжу в их открытые, сияющие глаза, вижу в них огонь вдохновения, мысли, озарения, я радуюсь. Вспоминаю вопрос  девятиклассника Жени, разбирающего слово «радость» по составу:

- Ирина Михайловна, выделять один корень или два?
- Почему два?
- «Ра» – это свет, «дость» в достатке.
-Ты это помнишь?! – искренне удивляюсь я. ( В 5 классе изучая тему «Заимствованные  и исконно-русские слова» объясняю, как отличить наши слова от «чужих»: за нашими встает образ, картинка и привожу примеры.

 Радуга – свет дугой, разум – свет в уме, ура – у входа в свет, рай, характер – свет в чакре ха, пуповине, культура – культ света и т. д.)
-Помню, - отвечает Женя.
-Это же было 5 лет назад! А вчерашнюю тему почему не помнишь?!
- Не знаю…- задумчиво тянет он. Задумываюсь и я…Что же я вчера не так объяснила? Почему та тема, объясненная 5 лет назад запала в душу, а эта нет?
- Спасибо тебе, Женя, ты заставил меня задуматься. А ответ я обязательно найду.

Так хочется научиться каждый урок сделать запоминающимся для детей, значимым,  важным. Много раз в своей педагогической  жизни я переосмысливала свои подходы и используемые методики…

Я мама  и  учитель. Моя дочь шестиклассница, сын пятиклассник,  а я учитель русского языка и литературы в 5 и 6  классах. Волнуюсь перед 1 уроком: как дети отнесутся к тому, что я буду спрашивать, оценивать, учить своих повзрослевших детей? Уже дома, помогая им делать домашнее задание, выясняю, что многое они не поняли. Объясняю еще раз. А как же другие дети, наверняка, и они не поняли. А многие родители на селе вообще  не в силах помочь своим детям. Он попросту не знают того, что учат дети. Со следующего урока ввожу в начале урока тщательную проверку домашнего задания, а в конце урока подробный разбор домашнего упражнения.

Уроки литературы теперь у нас и дома продолжаются. Начатое обсуждение литературного произведения с новой страстью закипает дома, к дискуссии подключается отец:

-Ты маму почему не слышишь? Перечитай произведение. Ты, действительно, не поняла образ героя.
-Да что вы все за образ прячетесь, вы вокруг посмотрите… Люди, живые, что творят?- восклицает дочь.
-А ведь она права,- задумываюсь я. И строю свои уроки по-новому, с опорой на жизнь.

Однажды на уроке литературы по роману М Лермонтова «Герой нашего времени» за неимением времени я не детей слушала, а анализировала роман, высказывая общепринятую точку литературоведов и критиков. Их и моя оценка Грушницкого была безжалостная и уничтожающая. И вдруг Лена подняла руку:

- А мне жаль Грушницкого. Он добрый и любить умеет. Над ним издеваются, насмехаются, его загнали в угол… Обстоятельства заставили его  пойти на подлость. Но ведь он сделал то же самое, что и Онегин на дуэли. Почему Онегина все оправдывают, а Грушницкого презирают. А мне он нравится больше чем Печорин…

Что тут началось! Как все заговорили!

После этого я не даю детям готовых истин и не заставляю их придерживаться чьего-то мнения.  Я вообще не заставляю их читать критические статьи и учебник. Я учу их рассуждать о героях и произведениях, а потом, прочитав статью, согласиться с автором или поспорить с ним.

Однажды перед 9 мая мы всем классом пошли в гости к Екатерине Георгиевне Кипко, у которой на фронте погибли 2 брата.

- Умру я скоро. Альбом не знаю, куда пристроить…
- А можно мы его в школе хранить будем,- предложила Таня.
- А ведь можно музей организовать, если собрать все материалы по всему селу, - подхватила Кристина.
- А вы знаете, какой это труд и какая ответственность! Собрать материал, отсканировать, оформить, описать историю каждого воина…- вставила я.
- Но ведь Вы же нам поможете?
-Конечно, помогу.

Так началась наша работа по оформлению альбома. Потом было выступление на научно-практической конференции с рассказом о истории обелиска нашего села и  погибших воинах, имена которых значатся на этом обелиске; победы  в конкурсах сочинений на патриотическую тему; победа  в конкурсе проектов; создание школьного музея; выступление перед жителями села со сцены сельского клуба с чтением фрагментов. Прочитать без слез моя ученица историю  вдовы бабы Ани не смогла.

Кристина плакала не одна… Плакала Анна Прохоровна, ее постаревший уже сын, плакали все,  кто стоял за кулисами, плакали в зале… 

Сколько слов мне, учителю, нужно было сказать на уроках, сколько стихов прочесть о войне, песен прослушать, чтобы заставить их вот так заплакать!?

Спасибо вам мои ученики, вы научили меня великой мудрости: не говорить надо детям истины, а надо дать к ней прикоснуться, почувствовать, потрогать, испытать… Я педагог. Стать педагогом мне помогли мои ученики.

Спасибо за Вашу оценку. Если хотите, чтобы Ваше имя
стало известно автору, войдите на сайт как пользователь
и нажмите Спасибо еще раз. Ваше имя появится на этой стрнице.



Комментировать Поделиться Разместить на своем сайте
Ошибка в тексте?

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
Комментарии:
avatar
1 Natalya-alekseevna • 10:07, 03.07.2012
Прелестная работа у Вас, Ирина Михайловна! С удовольствием прочитала.