Людмила Вальченко, 12.10.2017 0

Статья «Подарите мне крылья» (Кто такие одаренные дети. О литературном творчестве детей)


Одаренный ребенок, какой он? Нет, вовсе не случайно я так начинаю нашу беседу. И побудило меня к этому множество причин. В том числе и мое присутствие на недавних семинарах, посвященных теме «Одаренный ребенок». Преподавателям дополнительного образования и общего образования раздали анкеты, в которых они должны были отметить качества, присущие одаренным детям. 


Обсудить статью
Опубликовать свой материал

Из группы преподавателей в двадцать человек лишь трое справились с этой задачей. И это повторялось в каждой последующей группе учителей. Почему? — ведь тема одаренного ребенка давно определена как одна из важнейших в образовательной системе России. Почему происходит подмена понятий успешности, старательности в обучении и одаренности? Почему мы теряем одаренных детей или вовсе их не замечаем, почему они неудобны в классе и так удобны отличники, которых и титулуют одаренными детьми?

Сейчас, когда речь пойдет об одаренном ребенке, мы должны быть единодушны в понимании определения одаренный ребенок. Чем же одаренный ребенок отличается от отличника? Одаренный ребенок может быть отличником, но отличник не всегда является одаренным ребенком. Так что же представляют собой отличник и одаренный ребенок в «чистом виде»?

Отличника характеризуют развитая воля и усидчивость, направленные на изучение и воспроизведение теоретического материала. Достаточной мотивацией для него является хорошая оценка. Отличник хорошо знает школьную программу, хорошо решает типовые задачи, активно участвует в олимпиадах и конкурсах.

Одаренный ребенок, находясь в подобных условиях, чувствует себя некомфортно. Для него стимулом не может служить оценка. Как правило, одаренные дети критически относятся к оцениванию, они отвергают репродуктивные знания, не любят элементов соревнования — это вызывает у них глубокий стресс.

Стимулом для одаренного ребенка может служить только собственный интерес, творческая идея. Решение этой идеи обычно выходит за рамки школьного предмета. Поэтому постепенно одаренный ребенок начинает терять интерес к учебному процессу, к учебной программе. Если такой ребенок не встречает поддержки в школе, если он не находит общего языка с одноклассниками, то постепенно начинает прятать свои способности, становится неусидчив на уроках, хуже учится. Становится тем, кого мы называем сложным ребенком, неудобным в коллективе.

Если же учебное заведение и дальше не использует творческий потенциал одаренного ребенка, то ощущение своей ненужности, творческой и интеллектуальной невостребованности приводят его к состоянию постоянного стресса. Ребенок начинает искать причину, чтобы не посещать школу.

К сожалению, в обычной школьной жизни чаще всего происходит подавление креативных способностей детей. Это связано с тем, что креативность стремится к созданию продукта единственного в своем роде, природа креативности отрицает штамп, а регламент школы требует стандарта. Это и является тем психологическим противостоянием, в результате которого мы теряем одаренных детей.

Если вам посчастливится, и такой ребенок придет к вам, то первое, что необходимо сделать — это создать для него в школьных творческих и научных коллективах условия «реального вдохновения». Условия «реального вдохновения» — это те условия, в которых ребенок чувствует себя максимально хорошо для того, чтобы проявлять свои творческие способности. Это ощущение свободы, востребованности, покоя, защищенности, творческого поиска.

Как это достичь? Существует несколько несложных правил, которые легко осуществить в студии, на кружке, на внеурочных занятиях.

Правила работы с одаренным ребенком

  • Создайте в своем кабинете ощущение родного дома. Это может быть горячий чай, сладости, печенье; теплый разговор; любимые вещи, принесенные ребенком из дома: его кружка для чая, блокнот с дневниковыми записями (пятиклассники приносят свои любимые игрушки). И, главное, отсутствие поведения «как на уроке».
  • Не регламентируйте время ваших занятий с ребенком, уберите часы, не заостряйте внимание ребенка на убегающем времени. Одаренный ребенок не может писать в жестко отведенном временном отрезке. Дайте ему возможность погрузиться в бесконечность «временного отрезка». Вместе со звонком творческий процесс не прекращается. Он продолжится уже дома и даст удивительные результаты, одним из которых обязательно будет радость творческого поиска.
  • Не давайте линейных заданий. Творчеству требуется многовариантность возможностей и ответов, продуцирование идей, игра воображения, увлекающий поиск, напряжение, сопровождающееся эмоциональными и интеллектуальными всплесками и спадами.
  • Не сравнивайте творчество одного ребенка с творчеством других детей. Говорите об индивидуальных особенностях творческого почерка ребенка, о том, что делает его непохожим на других, как проявляется его авторское лицо.
  • Выказывайте полное доверие и помощь своим ученикам, чтобы они испытывали к вам такие же чувства.
  • Создайте креативно мыслящий коллектив единомышленников. И вы увидите, как преобразится жизнь в этом маленьком коллективе, как начнут «совершенно непринужденно», «случайно» рождаться уникальные, блестящие решения. Как они будут продуцировать рождение новых ярких идей.

Там, где вы работаете с ребенком, должно быть тепло вашего сердца и энергия вашего таланта; сладости и чай, возможно, воздушные шары или старый велосипед, или самокат; открытый горизонт из окна, в интерьере — картины любимых им животных, или улочки и скверы города, где он любит бродить, или фотографии моря, мимо которого он идет из школы домой, а вокруг него — юные первооткрыватели, творческие секреты и творческие открытия, стремление участвовать в поиске, отсутствие зависти и недоброжелательности; ощущение бесконечного пространства времени. И — никакого школьного канцеляризма! И, пусть вас не пугает неожиданностью звонок в поздний вечер и радостный детский возглас в телефонной трубке: «Получилось!».

Такова лишь внешняя сторона работы с одаренными детьми. Но как сделать так, чтобы писательский дар не угас у ребенка, не пропал, ведь так нужны в нашей технизированной среде обитания, с ее стремлением к идентичности и точности к внешней форме, талантливые писатели и поэты, живущие и творящие вне сжатых временных отрезков, вне массового культурного пространства. Как сформировать ответственность за написанное слово, обращенное к читателю, как соединить в единое целое знание о литературе как виде искусства и о литературе как науке. Сегодня в этом небольшом эссе мы не будем поднимать данную тему. Но прикоснемся к одному из творческих направлений нашей студии — художественному переводу поэтических текстов с языков национальных меньшинств Крымского полуострова (крымскотатарского, караимского, идиш, немецкого, польского, греческого) на русский, кроме этого с французского, немецкого, английского на русский и украинский языки, а также с русского языка на немецкий язык и украинский.

Я заинтересовалась практикой художественного перевода случайно, в связи с «творческим межсезоньем» моих учеников. Что такое «творческое межсезонье»? Это время, когда ученик перестает писать. Оно приходит всегда неожиданно, когда ребенок внезапно взрослеет и превращается в подростка. Он начинает ощущать окружающий мир «по-взрослому», а художественно выразить эти чувства еще не в силах. Вот тогда и появляется в нем ощущение своей несостоятельности и желание бросить писать стремительно нарастает.

Это и есть тот период, когда приходит время заняться художественным переводом. Художественный перевод учит «взрослым» чувствам, красоте этих чувств и «взрослой» поэтической образности. Это новый период ученичества, который дает возможность и сохранить наработанное мастерство в области версификации, и психологически защитить подростка.

Художественный перевод создает условия психологической защиты от неуверенности в своих силах, помогает перейти на следующую ступень взросления; и одновременно становится великолепным учебником поэтического мастерства, художественного слова, расширяет активный и пассивный словарь подростка, формирует умения использовать в своей практике лексические ресурсы родного языка, дает возможность созидательного прикосновения к языкам других народов.

Художественный перевод учит юного переводчика знанию русского и иностранного языков в самой высшей его форме существования: художественной, поэтической, образной. Национальное своеобразие художественных образов, структуры переводимого произведения, его ритмической и звуковой организации знакомят ученика с менталитетом другого народа, с его философией, и, в конечном счете, с душой другого народа. Ученик должен в пространстве своего родного языка найти адекватный образ, адекватную ритмическую организацию текста, адекватное звучание переводимого произведения. Это ни в коем случае не должна быть калька. Поскольку у разных народов один и тот же звуковой ряд или ритм может нести разную, а иногда противоположную эмоционально изобразительную нагрузку, вызывать совершенно иную цепочку ассоциативных затекстовых образов. И здесь юным переводчиком приобретается уже не только мастерство художника, но и научный исследовательский опыт, формируется творческая интуиция. Очень характерен в этом плане перевод Иосифом Бродским своих стихов на английский язык. Поэт пожертвовал поэтическими реалиями и аллюзиями, но сохранил формальные характеристики стихотворения, что, как известно, вызывало нарекания английских и американских критиков и недоумение у англоязычного читателя. Ведь полная рифма, силлабо-тоническая система стихосложения, свойственная русской поэзии, в англоязычной поэзии обычно закреплена за детской поэзией и за поэзией XVIII — начала XIX века. Адам Кирш, американский поэт и литературный критик, так высказал отношение англоязычных читателей к поэтическим автопереводам Иосифа Бродского: «Бродский, при всей блистательной четкости его образов, кажется, больше заинтересован в ритме, звуке, риторике, чем в идеях и их развитии, и потому (много) теряет в переводе... Его [английские] стихи умны, богаты образами и динамикой, но слишком часто распадаются музыкально и даже семантически», (как сказал Роберт Хасс) «...как будто бродишь среди руин благородного здания» [1].

Этот неоднозначный историко-литературный опыт становится уникальной отправной точкой для литературоведческой дискуссии, отсылает учеников к исследованию разных направлений в теории художественного перевода, поиску своего пути в нем, обращению к словарям: толковым, семантическим, к англо-русскому словарю идиом, к словарю русских созвучий и рифм. Это и есть начало погружения в исследование, в котором научный компонент и творческий неотделимы друг от друга.

В этом поиске истины учащимися есть еще одна очень важная составляющая: духовно-нравственная. Художественный перевод означает приобщение к общечеловеческим ценностям; интеграцию в отечественную культуру, в культуру народов, населяющих Крым, в мировую культуру; воспитание уважения, восхищения и бережного отношения к языку, традициям, культуре и быту разных народов разных времен.

Разве можно не полюбить другой народ, когда проникаешься красотой его слова, энергией его мысли, одухотворенностью его души?! Невозможно потом предать эту любовь, как невозможно предать свое творчество. Переводчик помогает народам понять друг друга, протянуть друг другу руку дружбы. Не в этом ли заключается глубочайший урок взаимопонимания, урок содружества в творчестве. Простите, сознательно не употребляю в данном тексте слово «толерантность». Значение его — терпимость. Но ведь в нашем эссе речь идет о большем, нежели терпимость, о воспитании чувства любви и уважения к другим народам. Спасательный круг художественного перевода не раз помогал юным переводчикам спастись от неудач, неуверенности и творческой подростковой растерянности.

Подводя итоги…

Нужны ли занятия литературным творчеством в общеобразовательной школе как внеурочные или дополнительные? Безусловно! Но, может быть, стоит ввести «Литературное творчество» (хотя бы раздел «Художественный перевод») в программу общеобразовательной школы, как составляющую предмета «Русская литература»? Почему? Как выиграют от этого ученики?

Литературное творчество — это не пассивное, а деятельностное освоение содержания филологического образования.

Занятия литературным творчеством вовлекут обучающихся в системную исследовательскую деятельность, охватывающую большой объем предметного материала, расширят лексический багаж, сформируют мотивации к исследованию лексического содержания слова, фразеологических единиц, художественных возможностей текста, научат самостоятельно подбирать и анализировать материал, пользоваться справочной литературой, работать в коллективе со сверстниками, аргументировать свою точку зрения, создадут ситуации творческого саморазвития, научат создавать художественные тексты как средства творческой самореализации личности учащегося в процессе учебно-познавательной деятельности. И тогда литература откроется им не только как обязательно изучаемый предмет в общеобразовательной школе, но как вид искусства, это будет совершенно иная, увлекающая, сторона, распахивающая множество миров, влекущих к творчеству в науке и искусстве.

[1] https://www.e-reading.club/chapter.php/94234/86/Losev_-_Iosif_Brodskiii.html#n_495

Приложение

Перевод с идиш выполнен воспитанницей, в настоящее время уже выпускницей, Литературной студии им. писателя Б. Балтера МБОУ «Гимназия им. И. Сельвинского» г. Евпатория, Республика Крым Груодис Анной Марией.

Oyfn veg shteyt a boym

Text: Itsik Manger

Oyfn veg shteyt a boym,

Shteyt er ayngeboygn,

Ale feygl funem boym

Zaynen zikh tsefloygn.

 

Dray keyn mayrev, dray keyn mizrekh

Un der resht keyn dorem,

Un dem boym gelozt aleyn

Hefker far dem shturem.

 

Zog ikh tsu der mamen: – her,

Zolst mir nor nit shtern,

Vel ikh, mame, eyns un tsvey

Bald a foygl vern…

 

Ikh vel zitsn oyfn boym

Un vel im farvign

Ibern vinter mit a treyst,

Mit a sheynem nign.

 

Zogt di mame: - nite kind

Un zi veynt mit trern -

Vest kholile oyfn boym

Mir farfroyrn vern.

 

Zog ikh: - mame, s’iz a shod  

Dayne sheyne oygn,

Un eyder vos un eyder ven,    

Bin ikh mir a foygl.

 

Veynt di mame: – Itsik, kroyn,

Ze, um gotes viln,

Nem zikh mit a shalikl,

Kenst zikh nokh farkiln.

 

Di kaloshn tu zikh on,

S’geyt a sharfer vinter,

Un di kutshme nem oykh mit -

Vey iz mir un vind mir…

 

- Un dos vinter laybl nem,

Tu es on, du shoyte,

Oyb du vilst nit zayn keyn gast

Tsvishn ale toyte…

 

Kh’heyb ikh fligl, s’iz mir shver,

Tsu fil, tsu fil zakhn,     

Hot di mame ongeton   

Ir feygele, dem shvakhn.

 

Kuk ikh troyerik mir arayn

In mayn mames oygn,

S’hot ir libshaft nit gelozt

Vern mir a foygl…

 

Oyfn veg shteyt a boym,

Shteyt er ayngeboygn,

Ale feygl funem boym

Zaynen zikh tsefloygn…

У дороги дерево

Буря не согнула.

Птичек нет на дереве

Ветры их спугнули.

 

Три на Запад, три на Восток,

Три на Север изгнаны.

Стоит дерево одно

Тихо и безжизненно

 

- Мама, - я сказал, - взгляни,

Пожалуйста, мама,

Ничего не говори,

Птичкою я стану.

 

Прилечу на дерево

И его согрею,

В зимний холод нежною

Песней пожалею.

 

Мамочка заплакала:

«Не пущу, дитя,

Не угодна Богу

В стужу смерть твоя».

 

«Береги, родная,

Своих глаз красу.

Птицей легкокрылой

Скоро улечу».

 

"Ицек, мальчик милый, -

Мама слезы льет, -

Ради Бога, шарф возьми –

Холод к нам идет.

 

Меховую шапку,

Скоро будет снег,

И обуй калоши.

Ой, мне жизни нет…

 

Теплый пиджачок свой

Одевай, глупыш,

А то станешь гостем

Мертвецов, малыш».

 

Поднял к небу крылья,

Где уж там летать?! —

Маминому птенчику

Одежды не поднять.

 

С грустью посмотрел я

Матери в глаза.

Твоя любовь, родная

Взлететь мне не дала.

 

У дороги дерево

Буря не согнула,

Птичек нет на дереве,

Ветры их спугнули.

Оригинальные фольклорные тексты крымскотатарского и караимского народа собраны замечательным ученым музыковедом Я. Шефрединовым и опубликованы в сборнике "Янъра къайтарма" Ташкент, 1990 г.

Перевод с караимского выполнен воспитанницей, в настоящее время уже выпускницей, Литературной студии им. писателя Б. Балтера МБОУ «Гимназия им. И. Сельвинского» г. Евпатория, Республика Крым Груодис Анной Марией.

Шу Ялтадан                                                                     В Ялте

Шу Ялтадан даш юкледим,

Гемим долмады.

Шу яшлыкъта бир яр да севдим,

Беним олмады.

 

Багълама: Гель, гель, гель, аман,

Горейимм сени.

Эгер къысметинъ олурсам,

Сарарым сени.

 

Сенинъ бабанъ бир бай киши,

Бен бир фукъаре.

Экимизнинъ арамызда

Олмасын дере.

 

Багълама.

 

Бардым ярем багъчасына,

Мейва диреги.

Шу малледен бир яр да севдим.

Янды да юрегим.

 

Багълама.

Грузил я камнем в Ялте судно,

Но не наполнилось оно.

Любил я девушку, был юным,

Но вместе быть нам не дано.

 

Припев: Приди, приди, любовь моя,

Я обниму тебя,

И, если это суждено,

Ты будешь мне — жена.

 

Из Ялты в полночь отплывал,

Блуждал во тьме ночной,

Тебя, которую так ждал,

Навеки потерял.

 

Припев.

 

Колечко в Ялте я купил,

В нем голубой горит сапфир,

В Алуште, зеленеющей садами,

Увидел девушку я с тонкими бровями.

 

Припев.

                             

Юксекминаре

Высокий минарет

 

Оксак минара булунмаз чаро.

Эфкмрымдан чандыраим

комано, доро.

 

Чокыр бербери, тыраш этсин бени.

Алтын макас, гумуш торак,

мисс гокур эллери.

 

 

Оксок минара тибинден гечтым.

Мен яромны горор эдым,

омрымден гечтым.

 

Минарет высок, глаза темней ночи,

Скрипки играйте, бубны пойте;

Одиночество сердце точит.

 

Минарет высок, глаза темнее ночи,

Золотом и серебром позвонче

Не пленил я возлюбленной очи.

 

 

Стройный минарет, мимо пройду.

В фонтанах прохладных

Водой лицо остужу.

       
Перевод с крымскотатарского выполнен воспитанницей, в настоящее время выпускницей, Литературной студии им. писателя Б. Балтера МБОУ «Гимназия им. И. Сельвинского» г. Евпатория, Республика Крым Груодис Анной Марией.

Мени де гъамдан…

Избавь меня…

 

Мени де гъамдан азат эйле

Не къабаатым вар меним?

Ачылмамыш гуле де бенъзер,

Назлы да ярем вар меним.

 

Вардым да ярем багъчасына

Ястычыгъым таш эди.

Астым чамур, устюм ягъмур,

Кене де хатрим хош эди.

 

Вардым да ярем багъчасына,

Гуль къопардым, къокъладым.

Мен яремден мектюп алдым,

Эм окъудым, агъладым.

О, Господи, избавь от горя и печали

Или скажи мне, в чем вина?

Моя любимая нежна,

Как розовый бутон, раскрывшийся едва.

 

В саду любимой я прилег на камень,

Он мне подушкой сладкою служил,

Лил дождь, не замечал я влаги,

Я счастлив был, я счастлив был.

 

В саду любимой розу я сорвал,

И аромат мне голову вскружил,

Но вот, письмо возлюбленной в руках

Я прочитал его и горько слезы лил.

 

 

Текст оригинала духовных стихов мерсийе взят из сборника "Сквозь века. Народы Крыма", вып. 2, Симферополь, 1996 г.

Перевод с языка крымских цыган губертов выполнен Груодис Анной Марией.

Мерсийе

 

Миборек айляр догду

Янды джегерлерин даглер

Ай Асаным, вай Союным

 

Азрет Али бабалары

Мухаммед деделеры

Ай Асаным, вай Союным

 

Мединенын язылары

Шигид душмыш козулары

Фатма ананын огулары

Ай Асаным, вай Союным

 

Дедесынен бирлиге гиден

Дженнеты йер маагрында дуран

Сусыз йерден сува каннан

Ай Асаным, вай Союным

 

Шуне мазинин устунде

Казакта кылмак олурмы

Мухаммедин нестылины.

Ай Асаным, вай Союным.

 

Канны гольмегины омузына алуб

Душмана карши гиден

Дин огруна шегид олен

Ай Асаным, вай Союным.

Мерсийе

 

Благословенные месяцы настали,

И открылись раны сердец наших,

О, Асан, о, Хусейн!

 

Азрет Али их отец,

Мухаммед их дед,

О, Асан, о, Хусейн!

 

Плачьте, Мединские долины,

Как ягнята закланы за веру

Дети матери Фатимы.

О, Асан, о, Хусейн!

 

Рай открыл им огненные врата

Деду и внукам его дана западная сторона,

Место безводное, — нежаждущим.

О, Асан, о, Хусейн!

Муэдзин наверху минарета,

О, потомки пророка Мухамеда,

Да не убьет нашу молитву власть иноверцев.

О, Асан, о, Хусейн!

 

Мученики за правую веру,

Кровавая рубаха на плечах,

Сердце змея отныне познало страх.

О, Асан, о, Хусейн!

Об авторе: Вальченко Людмила Юрьевна, учитель русского языка и литературы, руководитель-методист Литературой студии им. писателя Бориса Балтера МБОУ «Гимназия им. И. Сельвинского», г. Евпатория, Республика Крым.

Аннотация. Статья состоит из трех взаимосвязанных частей. В первой части раскрываются особенности работы с одаренными детьми, во второй части - поднимается вопрос о творческом кризисе одаренного ребенка в подростковый период, рассматривается возможность использовать художественный перевод поэтических текстов как метод преодоления творческого кризиса; в третьей части предлагается ввести литературное творчество как деятельностное освоение содержания филологического образования в основной школьный курс.

Ключевые слова. Одаренный ребенок, условие «реального вдохновения», художественный перевод, «творческое межсезонье», урок содружества, предмет «Литературное творчество».



Комментировать Поделиться Разместить на своем сайте
Вы можете разместить на своём сайте анонс статьи со ссылкой на её полный текст
Ошибка в тексте?
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии: