Культуронимы как средство создания национального колорита в романе Пенелопы Фитцджеральд «Начало весны»

estel063@mail.ru

Данная работа посвящена изучению лингвистических, прагматических и социокультурологических свойств лексики с культурологическим компонентом значения в плане создания национального колорита русской культуры в художественном тексте, ориентированном на внешнюю культуру. В качестве материала для исследования взят роман английской писательницы Пенелопы Фитцджеральд «Начало весны»


Обсудить статью
Опубликовать свой материал

Ксенонимы как стилеобразующий элемент иноязычного
художественного текста


Завершая наше исследование, попробуем определить, придают ли ксенонимы своеобразную стилистическую окраску тексту. Для этого рассмотрим на лексическом уровне, как выглядит художественный текст, в котором содержатся ксенонимы различных типов (см. пункт 2.1 работы).

«Тексты ЯМО (Язык Межкультурного Общения - термин автора) имеют своеобразное построение. Они построены по законам грамматики языка описания, но лексическое наполнение носит смешанный характер и включает в себя большое количество наименований элементов описываемой культуры». [Кабакчи 1998; 61].

Наш материал полностью подтверждает это положение, что проиллюстрировано ниже в примерах 1-6.
1) As Frank had told Selwyn, Aleksandr Aleksandrovich Bernov had been with Svtin 's, the giant print works beyond the Sadovaya Ring, (p. 116)
2) Then down this way there's the galantereya, amber beads, kid gloves, silk
fans with pearl handles, velvet babies' boots, all that sort of thing, or you can get
peasants' feast day dresses, you don't have to buy the whole dress, you can just get a
kokosnik or a shugai. (p. 147)
3) There had been a pretty wooden hump-backed bridge, but it had been
replaced by concrete for the Imperial Motor-Саг Reliability Trials of 1911, when
Evnvak had been on the official route, from the Baltic to the Black Sea, (p. 178)
4) You know Mozhaisk, you know the great cathedral there, the Cathedral of St.
Nicholas. Well, not far from there there's a restaurant on the station, the last
opportunity for the passengers to get boiling water for their tea before Borodino, (p.
181)
5) "There'll be no one there except Egor and Matryona. " She meant the old
couple from the nearest village who were supposed to act as caretakers, (p. 165)
6) Along the Kremlin wall there were trestle tables, set out in rows and covered
with white cloths. The stall-holders offered plenty, but not variety. All of them were
selling the same things, and the crowds pressed on, apparently in amazement at the
repetition of barrels and jugs ofkvass, strinss of bread rolls, kvass, rolls, rolls, kvass.
(p. 161)

Представляется, что имена собственные: Aleksandr Aleksandrovich Bernov; Egor; Matryona. топонимы: Sytin 's; the Sadovaya Ring; Evnvak; the Baltic and the Black Sea; Mozhaisk; Borodino; the Cathedral of St Nicholas; Kremlin, а также наименования предметов быта: galantereya; a kokosnik; a shugai; the Imperial Motor-Саг Reliability Trials; kvass; strings of bread rolls − подчеркивают отнесенность текста к русской культуре. Уверенное использование в тексте ксенонимов-руссизмов свидетельствует о том, что автор глубоко и тщательно изучила русскую культуру начала двадцатого века, ей довольно хорошо известна география центральной части России, история русского народа.
Рассмотрим, чем же отличается текст, содержащий ксенонимические единицы, от любого другого, лексическое наполнение которого не включает в себя наименования элементов иной культуры. Для этого сравним один из приведенных выше отрывков, с подобной ему выдержкой из того же материала, но в которой отсутствуют ксенонимические единицы:
1) Along the Kremlin wall there were trestle tables, set out in rows and covered
with white cloths. The stall-holders offered plenty, but not variety. All of them were
selling the same things, and the crowds pressed on, apparently in amazement at the
repetition of barrels and jugs ofkvass, strings of bread rolls, kvass, rolls, rolls, kvass.
(p. 161)
2) The morning sunlight, streaming through the one window caught the
wardrobe's bright bevelled glass. On the white bed some white draper's goods were
laid out, turning out to be a petticoat, a chemise, drawers and corsets. These last
Nellie picked up and threw on the ground, (p. 31)

В примере № 1 явно ощущается своеобразный колорит русской ярмарки, на который указывают присутствующие в тексте ксенонимы Kremlin wall; kvass; strings of bread rolls. Сосредотачивая сразу несколько ксенонимов-руссизмов в таком относительно небольшом отрывке текста, автор подчеркивает необычность, экзотичность описываемого элемента русской культуры − праздничной ярмарки − для иноязычного читателя.

В примере № 2, в котором отсутствуют какие-либо ксенонимы, отсутствует и всякое указание на иную культуру, отсутствует экзотичность. Текст абсолютно нейтрален для иноязычного читателя, поскольку может описывать, например, английскую или американскую культуру (в тексте упоминается английское имя Nellie).

Таким образом, анализируя художественный текст, описывающий определенную культуру и содержащий значительное количество ксенонимических единиц, отметим, что, оперируя ими, автор добивается особой экзотичности, неповторимости своего повествования, подчеркивает отнесенность текста к иной культуре. Эта экзотичность, привносимая ксенонимами, позволяет читателю доверять автору и его информации - если при описании чужой культуры автор умело использует ксенонимические единицы, наиболее полно передающие национальный колорит этой культуры, это означает, что он хорошо разбирается в предмете, о котором пишет.

Поскольку значительная часть обозначений элементов внешней культуры употребляется окказионально или, даже если это словарные ксенонимы, носит специальный характер, то первичное введение в текст такой лексики требует пояснения и поэтому связано с определенными операциями (в этом плане специальные ксенонимы схожи с научно-технической терминологией). Эти операции, в свою очередь, оказывают некоторое влияние на стиль текста. Каким же образом ксенонимы вводятся в текст? Для этого существует несколько способов, каждый из которых зависит от типа вводимого ксенонима (см. пункт 2.1 работы) и от стилистических особенностей самого текста. В.В. Кабакчи рассматривает следующие способы введения ксенонимов в текст:
Ксенонимическая экспликация - это пояснение автора, варьируемое от весьма приблизительного до точного терминологического определения - в зависимости от подготовленности читателя или слушателя. Используемый при этом комплекс параллельно подключаемых элементов может принимать самые различные виды построения, в том числе несколько компонентов пояснения значения. С точки зрения стиля, этот способ весьма нейтрален и может употребляться в текстах, выдержанных в любом функциональном стиле, кроме, возможно, выраженного научного и официально-делового содержания, которое требует особой стройности и церемонности речи. Лучше всего он подходит для художественного стиля, поскольку предоставляет автору широкую возможность для выразительного, поэтичного описания, демонстрации своего особого видения предмета.

Иллюстрацией к данному способу введения ксенонимов в текст могут служить следующие выдержки из нашего материала.
1) Не walked... to find a sledge with a driver who was starting work, and not returning from the night's work drunk, half-drunk, or podvipevchye — with just a dear little touch of drunkenness, (p. 14)
2) Service at Rusalochka 's was in principle a simple matter, since nothing was
served but tea, cakes, vodka and listofka, slievanka, vieshnyovka and beryozovitsa,
the liqueurs of the currant-leaf, plum, cherry and birch-sap, (p. 97)
3) Then down this way there's the galantereya, amber beads, kid gloves, silk
fans with pearl handles, velvet babies'boots, all that sort of thing... (p. 147)
4) When the heavy autumn rains began the trees gave out a new juicy scent of
the stewed tea, like the scent of the bundles of birch twigs in the steam-room of a
public bath house which the customers used to beat themselves, leaving stray damp
leaves on the tingling skin, (p. 173)
5) Ben was at the table looking at a newspaper, the Gazeta-Kopeika, which
dealt entirely withrapes and murders, (p. 17)
6) Almost at once she came to Frank for her internal passport, which was
necessary if you were going to make a journey of more than fifteen miles, and had to
be handed over to the employer, (p. 19)
7) The stationmaster was not there. "The nachalnik is in his office. This is the
refreshment room," said the barman, (p. 16)
8) She was delivered by the midwife, the babka. (p. 45)
9) On the corner there was a Monopoly, a government vodka shop, (p. 70)

Следующий рассматриваемый нами способ − параллельное подключение.
Под параллельным подключением понимается языковой комплекс, включающий в себя целый ряд компонентов, различным образом называющих один и тот же элемент внешней культуры и позволяющий в своей совокупности правильно осуществить ксенонимическое наименование. Эта языковая операция сопровождает, как правило, первичное употребление ксенонима в тексте. Существует множество вариантов реализации этой языковой операции в зависимости от особенностей конкретной ситуации общения, но, как правило, в них присутствуют следующие языковые компоненты:

  • непосредственно языковая единица, используемая для обозначения
  • внешнекультурного элемента, т.е. та, которая выступает в тексте в качестве
  • ксенонима;
  • вводный лексический оборот типа «так называемый»: called; so called;
  • known as; what theyIwe I (Russians) call; what is called; as the (Russians) say и т.д.;
  • пояснение значения внешнекультурного элемента.


Поскольку, благодаря своему упорядоченному строению, данный способ выглядит более официально, он подходит для научной прозы, официального стиля газеты, публицистического стиля. Возможно, в некоторых случаях, он употребляется и в художественных текстах, однако, при этом требует более одностороннего описания в пояснении, что значительно снижает частоту употребления. Возможно, поэтому в нашем материале автор не использует параллельное подключение, а предпочитает вводить ксенонимы в текст путем ксенонимической экспликации.

Для иллюстрации способа параллельного подключения нами используются примеры В.В. Кабакчи:
The years between the death of Boris Godunov and the accession of Mikhail Romanov are usually known as the Smutnoe vremya (Time of Troubles) (CamEnc 1994) [Кабакчи 1998; 53].

Наряду с рассмотренными выше способами, существует также способ ксенонимической привязки, который заключается в необходимости использования в текстах ксенонимов с уверенной обратимостью параллельно другим, менее надежным способам обозначения. Эта необходимость связана с возможностью образования ксенонимов с помощью различных способов, что создает почву для вариативности, и, далее, ведет к возникновению неуверенной обратимости. На нашем материале этот способ не зарегистрирован. Его отсутствие, как представляется, можно объяснить следующим образом.

Как уже упоминалось выше, обозначением-эталоном в ЯМО выступает сам идионим. Его трансплантация порождает ксеноним-трансплант. Подобные ксенонимы характерны для англоязычного описания латиноалфавитных культур, в первую очередь французской, немецкой, итальянской. В описаниях русской культуры заимствования используются, как правило, в транслитерации, а именно ксенонимы-транслитеранты и применяются чаше всего в качестве ксенонимической привязки. Часто такого рода пояснения оформляются как вводный элемент, заключенный в скобки. Это создает некоторое неудобство для использования данного способа в художественных текстах, в которых определенные элементы повествования - дополнительные детали описания, мысли героев или самого автора - могут также оформляться в скобках. Кроме того, введение в текст не всегда легкого в произнесении ксенонима-транслитеранта или транспланта может показаться автору неблагозвучным в тех случаях, когда он желает создать определенное настроение в повествовании, используя средства фонетического уровня. Именно поэтому способ ксенонимической привязки более всего подходит для публицистического стиля, возможно, для научной прозы. Для иллюстрации данного способа также используем пример В.В Кабакчи:
A few yards away is the entrance of the famous Armoury (Oruzheeinaya Palata), the oldest museum of the Kremlin and the place where the regular and ambassadorial gifts were kept (Fodor'89) [Кабакчи 1998; 57].
Таким образом, рассматривая вышеперечисленные способы введения ксенонимических единиц в текст, можно отметить, что комментарии, дефиниции и пояснения автора, сопровождающие ксенонимические единицы в художественном тексте, как правило, выглядят, как некоторые отступления от основного повествования. Эти отступления выполняют разные функции: они либо содержат информацию когнитивного характера, либо участвуют в выразительных авторских описаниях, либо, совмещая в себе и первое, и второе, помогают создавать национальный колорит художественного текста. С другой стороны, информация, новая для читателя, повышает уровень его эрудиции. Опираясь на эту особенность, можно отметить, что такой художественный текст, имеет сходство с энциклопедической статьей или учебным пособием.

Необходимо также подчеркнуть, что при введении ксенонимической единицы в художественный текст часто используются графические способы ее выделения: курсив, жирный шрифт, печатные буквы. В нашем материале с этой целью используется курсив:
The Trade Messenger (периодическое издание); mahorka; the Gazeta-Kopeika; listofka; slievanka; vieshnyovka; beryozovitsa; zakuske; pyerchestvo; kokoshnik; shugai; galanterya; papashka; the nachalnik; podvipevshye.
1) Annushka was asleep on the clothes-basket? Ben was at the table looking at
a newspaper, the Gazeta-Kopeika, which dealt entirely with rapes and murders, (p.
17)
2) The pyerchestvo for the blessing of the ikon was entirely their (the tea-
woman and her assistant) responsibility, and while they were upstairs the glasses
might somehowhave been disarranged, or supplies of small cakes and pies put which
were supposed to be kept back till later, (p. 121)
3) Service at Rusalochka's was in principle a simple matter, since nothing was
served but tea, cakes, vodka and listofka, slievanka, vieshnyovka and beryozovitsa,
the liqueurs of the currant-leaf, plum, cherry and birch-sap (p. 97)
Причем в тексте выделяются особым образом именно эти перечисленные ксенонимы. Возможно, автор, выбирая эти ксенонимические единицы, опирается на степень их адаптации, известности в иноязычной культуре (см. пункт 2.1 работы). Поскольку все перечисленные ксенонимы являются специальными, наименее известными англоязычному читателю, они выделяются графически и помечаются в тексте (о чем было сказано выше). Выделение этих ксенонимов в тексте служит для того, чтобы акцентировать на них внимание читателя и особо подчеркнуть выраженную экзотичность этих слов, их стилеобразующую функцию как единиц, ответственных за создание национального колорита текста.
В заключение еще раз подчеркнем, что наименования элементов иноязычной культуры придают особую стилистическую окраску художественному тексту и характерные черты, которые отсутствуют в подобных текстах, не содержащих ксенонимических единиц, подчеркивающих экзотичность описываемых предметов и явлений иной культуры. Иными словами, способствуя созданию фона внешней культуры, ксенонимы вносят свой, неповторимый вклад в создание стиля иноязычного художественного текста.



Комментировать Поделиться Разместить на своем сайте
Вы можете разместить на своём сайте анонс статьи со ссылкой на её полный текст
Ошибка в тексте?
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии: