Юлия Боровкова, 01.08.2014 3131 0

Мужчины в школе. Часть первая "Учитель, или Туда… и обратно"


Недавно на одном сайте, посвященном профориентации, я встретила список «самых мужских профессий» по мнению его составителей. В него закономерно попали летчики и моряки, шахтеры и сварщики, спасатели и военные. Профессии «учитель» или «преподаватель» в этом списке не оказалось. Также ее не нашлось ни среди «самых интересных», ни среди «самых престижных»; не встретилась она ни в «перспективных», ни в «популярных». Я уже хотела было окончательно расстроиться, как открыла последний список – «самых женских» профессий. Искомое находилось там под номером 1. Лучше бы я окончательно расстроилась на страницу раньше, было бы не так обидно за свое дело.

 


Обсудить статью
Опубликовать свой материал

Я, конечно, сама пополняю эту статистику, являясь учителем-женщиной, а попросту «учительницей», «училкой», но как же часто не хватает нашей школе учителей-мужчин, способных внести мужское начало в обучение и воспитание ребят и гармонию в большие женские коллективы, которые в народе не зря зовут «серпентариями»!

По статистике 2010 года в России из 1,36 млн. учителей к сильному полу принадлежали всего 7%. Не думаю, что за четыре года ситуация принципиально изменилась. Самые частые возражения и объяснения этому явлению слышал, пожалуй, каждый: «На учительскую зарплату семью не прокормишь!», «Не мужское это дело!». Редким выпускникам педагогических вузов, идущим работать в школу, удается избежать подобного прессинга. 

Мне удалось побеседовать с шестнадцатью учителями-мужчинами, рассказавшими о своем отношении к профессии. Кто-то из них преподает в настоящее время, кто-то выбрал другой путь, в любом случае, бесследно работа учителем не проходит.

Путь в профессию учителя чаще всего связан с педагогическим вузом. Большинство моих ровесников (7 из 16 опрошенных – молодые люди с педагогическим стажем от 1 до 5 лет) объяснили выбор вуза низким конкурсом, наличием бюджетных мест или другими прозаическими причинами. 

Николай Николаевич Боровков, 1 год педстажа, учитель математики и информатики: «Поступил после армии, т.к. не хотелось терять год, а здесь брали сразу на второй курс. Поработал в летних лагерях и школе на практике, понравилось».

 

 

 

Александр Андреевич Каретник, 3 года педстажа, преподаватель физкультуры и ОФП: «Во время обучения и после окончания КузГПА поработал на РЖД: проводником, начальником, инструктором направления. Многое применял из полученного мною в академии. Но в один прекрасный момент получил хорошее предложение возобновить тренерскую карьеру в Москве! Поэтому оставил железную дорогу и уехал работать тренером».

Однако призвание и мечты об учительской стезе – вещи непреходящие, существующие во все времена. Чаще, конечно, о них упоминали более опытные учителя, чей выбор жизненного пути пришелся на советское время.

Александр Николаевич Игрицкий, преподает около 40 лет математику и физику школьникам, а также спецдисциплины, связанные с физикой и математикой у студентов: «Первый червячок появился в родной школе, когда по предложению нашей учительницы по математике Вероники Евгеньевны Балакиной стал вести математический кружок для 5-6 классов. Потом вел занятия в институте в физматшколе при МИФИ… Потом… Потом всё! «Коготок увяз – всей птичке пропасть!» Последний и решающий аргумент: на первом курсе после успешной сдачи первого коллоквиума по математике мне разрешили принимать коллоквиум у своих однокурсников…  А затем сказали: вам бы преподавать…»

Вадим Евгеньевич Жутовский, 15 лет педстажа, преподаваемые в разное время предметы – английский язык, история, технология, право: «По природе – гуманитарий, но свою взрослую жизнь начал технарем. Окончил техническое училище, два раза не поступил на истфак. Потом друзья посоветовали идти на системного программиста. Но в 90-е поменялась архитектура ЭВМ – появились персональные компьютеры, а потом и Союз развалился. Немного помаявшись, получил второе высшее – учитель английского языка и литературы. Так для меня открылись двери в школу, о чем всегда мечтал: мама, бабушка, двое дедов были учителями. В 2009 году осуществилась, наконец, еще одна моя мечта – получил третье, историческое образование и стал учителем истории. Вот так не быстро вышел на цель».

Сергей Смирнов, преподаватель физики и спецразделов математики с 30-летним стажем: «Сначала – по нужде. Потом понял – повезло!»

Но и от молодежи, на которую принято пенять во все времена, можно услышать искренние слова о своей профессии. 

Денис Гиряев, 2 года работы учителем математики и 2 года руководства собственным образовательным проектом: «Как, наверное, многие дети, ещё с детства я хотел стать учителем. Учась же в старших классах, я понял, что это не детская глупая фантазия, а деятельность, к которой лежит душа. Да и мой учитель математики — Заслуженный работник образования Республики Беларусь Волков Михаил Николаевич — стал для меня примером, на который стоит равняться. Он не просто учил математике — он учил жизни. По сегодняшний день я благодарен ему за все, что он для меня сделал. Кстати, именно благодаря Михаилу Николаевичу, я осознал важную истину: что бы ты ни делал — делай это лучше, чем делали до тебя». 

Посчитать, сколько респондентов ушли из профессии, а сколько в ней остались, оказалось неожиданно сложно. Если, бросив работу учителем, уходишь в инженеры – все просто и понятно: ушел. А если при этом по субботам подрабатываешь в школе? А если ушел на пенсию по выслуге лет? А если – в районо? Мотивы же полностью или «частично» ушедших поддаются обобщению намного лучше. 

Александр Александрович Казанцев, 17 лет педстажа, преподаватель истории и социальных дисциплин, тренер по шахматам: «Ушёл. У тренера зарплата очень низкая, а в общеобразовательной школе морально противно работать. Последней каплей стало требование написать объяснительные за двойки, вместо неё написал заявление». 

Михаил Олегович Никаноров, 3 года педстажа, учитель информатики: «Ушел по причине несоответствия объема труда и времени заработной плате». Точно ту же причину назвали еще два его коллеги и бывших одногруппника, успевших поработать в школе, – Николай Боровков и Сергей Дмуховский. К слову, все трое, как и многие учителя информатики, ушли работать в сферу информационных технологий. Денис Гиряев добавил к этой, основной, претензии, что «не готов работать в рамках устаревшей системы, пропитанной глупым бюрократизмом и отторгающей любые реальные инновации».

Претензии к бюрократизму не единичны, но есть и те, кто готов с ними мириться ради чего-то более важного.

Алексей Валентинович Судничников, 3 года педстажа, учитель информатики: «Уйти? Да, хотелось. И не раз. Причины - бюрократия и чрезмерная наглость детей и/или родителей. Но последнее время - всё меньше. К бумажной работе как-то привык, а с наглыми научился справляться».

 

Впрочем, тех, кому работа исключительно нравится, не меньше. 

Константин Николаевич Шнянин, 3 года педстажа, учитель физкультуры: «Я работаю учителем, профессию менять не собираюсь (наверно, потому что у меня есть какие-то шансы занять управленческую должность). Я занимаюсь любимым делом, и за это платят деньги (как сказал мне один многоуважаемый человек: «заниматься любимым делом и получать за это деньги – мечта каждого человека»). Все вокруг кричат, что учителям мало платят, но можно получать и в школе нормальные деньги, если не сидеть на своем стуле. Проходит много конкурсов, мэрия всячески поддерживает учителей, а особенно молодых».

В целом щекотливого вопроса заработной платы в беседах я старалась не касаться. Работает человек – значит, либо хватает, либо призвание первично, а заработок может найтись и где-то еще. Однако эта тема не может не волновать тех, кто в нашем обществе традиционно является главой семьи, кормильцем.

Александр Геннадьевич Баданов, педагогический стаж около 17 лет, в школе преподавал информатику, экономику, был руководителем различных технических кружков, в настоящее время работает со студентами: «Чисто» учителем никогда не был. В образование пришел уже с некоторым багажом знаний и опытом работы в сфере ИТ. В настоящее время моя работа связана с различными отраслями НХ. Вынужден работать в нескольких местах (в том числе и удаленно). Несмотря на радужные картинки о средних зарплатах и финансовом благополучии работников сферы образования - это несколько не так. Я с удовольствием бы работал с полной отдачей в одном месте...».

Некоторые мои коллеги подошли к вопросу о профессии учителя философски. 

А.Н. Игрицкий: «Это сложный вопрос – профессия. Сегодня, подводя итоги, невольно думаю, какая же у меня профессия? И прихожу к выводу – помогать людям получать любые знания.  Ушёл ли сегодня из неё? Скорее да, чем нет. Почему? Могу несравненно больше, чем сегодня фактически делаю в обычном ОУ. Сменить профессии в моем её понимании не хочу. Это моё».

А Владимир Владимирович Милов, в прошлом учитель информатики с 19-летним стажем, сумел описать свой профессиональный путь буквально в одной фразе: «Школа – пединститут – учитель – директор – начальник отдела образования».

Завершить краткий экскурс в биографии наших учителей хотелось бы оптимистичным лаконизмом В.Е. Жутовского: «Уверен, что это – «моя колея». 

О том, чем же отличается эта колея для учителей-мужчин и так ли страшен большой женский коллектив – в продолжении.



Комментировать Поделиться Разместить на своем сайте
Вы можете разместить на своём сайте анонс статьи со ссылкой на её полный текст
Ошибка в тексте?
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

Есть мнение? Оставьте свой комментарий:
avatar

Комментарии: