Внеклассное мероприятие по биографии А.А.Блока


Автор


Галиева Г.Ш. - учитель русского языка и литературы первой квалификационной категории МОУ «Каратунская средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов” Апастовского муниципального района Республики Татарстан



Литературный салон


«Загадочные лики любви 2»


1 ведущий: В мире всегда что-то изменяется... Уходят эпохи, разрушая великие цивилизации. Войны сметают города, Великие памятники превращаются в прах. Но у человечества есть защита от духовного вымирания - это вечные истины, завещанные нам богом и предками. Эти истины учат нас добру, человеколюбию, милосердию, являются основой человеческой души.

2 ведущий: Сегодня мы собрались в нашей литературной гостиной, чтобы поговорить о любви. Поговорим о прекрасном чувстве, вдохновлявшем великих мастеров на создание бессмертных творений.


1 ведущий: Любовь, любовь – загадочное слово.

Кто мог бы до конца тебя понять?

Всегда во всем старо ты или ново?

Томленье духа ты или благодать?


«Твои стихи…

поют мне о твоей любви…»


Оформление зала:

2 стола, накрытые скатертью, 2 настольные лампы, книги, бумага, ручки, букет цветов, портрет Блока в рамке


На экран выведена презентация


Действующие лица:

Александр Блок

Любовь Менделеева

1,2,3 чтецы


1 чтец

Их семейная жизнь нарушала принятые каноны брака: они почти не жили как супруги, зато имели связи на стороне, и оба знали об этом. За восемнадцать лет брака Любовь Менделеева и Александр Блок не нажили детей, а главное, так и не пришли к общим взглядам на мир вокруг. Но это не мешало им сохранять «верность духовно» и оставаться друг для друга «единственными».

Мать Блока Александра Андреевна увлекалась сочинениями Владимира Соловьева о земной и небесной любви, о Вечной Женственности. Это увлечение пустило глубокие корни и в душе юного Саши. Это заставило его искать в каждой женщине черты Незнакомки, Прекрасной Дамы.


2 чтец

При первой же встрече Любовь Дмитриевна почувствовала чью-то чуждую власть над этим юношей.

Она была дочерью величайшего русского химика Дмитрия Ивановича Менделеева, который вместе с семьей жил в усадьбе Боблово. Дед Александра Блока – Андрей Бекетов- был приятелем Менделеева, и они часто встречались. В июне 1898 года жена Дмитрия Менделеева пригласила Сашу в Боблово. И там он встретил Любу- семнадцатилетнюю, розоволицую, русоволосую. Очень стеснительную, молчаливую и оттого казавшуюся строгой и загадочной. На Любе в тот день была розовая блузка – с тех пор Александр полюбил розовый цвет и потом, уже став ее супругом, просил, чтобы Люба чаще одевалась в розовое…

3 чтец

Чем Блока так очаровала Люба Менделеева, не понимала ни она сама, ни окружающие. Ее нельзя было назвать красивой, многим черты ее лица казались слишком простыми и грубыми, а крепенькая фигура – «крестьянской».

Однако Блок писал, что увидел в ней


Блок

«обаяние скатывающейся звезды, цветка, сбежавшего с ограды, которую он перерос, ракеты «расправляющей», «располагающей» искры в ночном небе, как «располагаются» складки платья – и с таким же не то вздохом, не то трепетом и предчувствием дрожи».


3 чтец

Любе поначалу Александр не понравился.

Однако у них нашелся общий интерес - театр. Тогда в моде были любительские спектакли, и в Боблово решили поставить шекспировского «Гамлета», где Александр играл Гамлета, а Люба – Офелию. Для Блока в этом читалось знамение, что им все же суждено любить друг друга. Они встречались после этого несколько раз то в Боблово, то в Петербурге. Ссорились, мирились…


1 чтец

Однажды Люба решила порвать с Блоком и написала ему:


Люба

«Я не могу больше оставаться с Вами в тех же дружеских отношениях… вы навооброжали обо мне всяких хороших вещей, и за этой фантастической фикцией, которая жила только в Вашем воображении. Вы меня, живого человека, с живой душой, и не заметили, проглядели… Вы, кажется, даже любили – свою фантазию, свой философский идеал, а я все ждала, когда же Вы увидите меня, когда поймете, что мне нужно, чем я готова отвечать от всей души… Но Вы продолжали фантазировать и философствовать…»


2 чтец

Но Александр был уверен, что Люба Менделеева «суждена ему». В те дни появляются такие строки:


Блок

«Но Владычицей Вселенной,

/Красотой неизреченной,/

Я, случайный, бедный, тленный,/

Может быть, любимым».


2 чтец

Блок считал, что он дождется своего Знака…И, как ни странно, дождался.


1 чтец

В ночь с 7 на 8 ноября 1902 года курсистки устраивали благотворительный бал в зале Дворянского собрания. Люба с подругами сидела на втором этаже – из зала их было не видно. Но пришел Блок – и сразу направился на второй этаж. Он словно чувствовал, куда идти, где находится Люба.



Менделеева:

«Дальше я уже не сопротивлялась судьбе: по лицу Блока я видела, что сегодня все решится, и затуманило меня какое-то странное чувство – что меня уже больше не спрашивают не о чем, пойдет все само, вне моей воли, помимо моей воли».


1 чтец

В ту ночь Блок просил ее руки. И она согласилась стать его женой.

Кажется, только после этого Знака, после принятия решения, Люба по- настоящему влюбилась а Александра. Теперь она признавалась Блоку в любви в каждом письме, - а они писали друг другу ежедневно, - и он с радостью отвечал ей тем же.


Блок (10 ноября 1902г.)

«Ты — мое солнце, мое небо, мое Блаженство. Я не могу без Тебя жить ни здесь, ни там. Ты Первая моя Тайна и Последняя Моя Надежда. Моя жизнь вся без изъятий принадлежит Тебе с начала и до конца. Играй ей, если это может быть Тебе забавой. Если мне когда-нибудь удастся что-нибудь совершить и на чем-нибудь запечатлеться, оставить мимолетный след кометы, все будет Твое, от Тебя и к Тебе. Твое Имя здешнее — великолепное, широкое, непостижимое. Но Тебе нет имени. Ты — Звенящая, Великая, Полная, Осанна моего сердца бедного, жалкого, ничтожного. Мне дано видеть Тебя Неизреченную».


Менделеева (12 ноября 1902.Петербург.)

Мой дорогой, отчего ты не написал мне сегодня? Ведь это же ужасно – не видеть тебя, знать, что ты болен, не получать от тебя ничего! Нет, милый, пиши мне каждый день, а то измучаюсь, я места не могу найти сегодня от тоски, так трудно отгонять всякие ужасы, которые приходят в голову…Но ведь ничего ужасного нет? Тебе не хуже? Что с тобой? Долго мы еще не увидимся? Боже мой, как это тяжело, грустно! Я не в состоянии что- нибудь делать, все думаю, думаю без конца, о тебе, все перечитываю твое письмо, твои стихи, я вся окружена ими, они мне поют про твою любовь, про тебя – и мне так хорошо, я так счастлива, так верю в тебя…только бы не эта неизвестность. Ради Бога, пиши мне про себя, про свою любовь, не давай мне возможности сомнения, опасения!

Выздоравливай скорей, мой дорогой! Когда – то мы увидимся?

Люблю тебя!

Менделеева (20 ноября 1902.Петербург.)

Твои письма кружат мне голову, все мои чувства спутались, выросли; рвут душу на части, я не могу писать, я только жду, жду, жду нашей встречи, мой дорогой, мое счастье, мой бесконечно любимый!


Блок. (20 ноября )

У меня нет холодных слов в сердце. Если они на бумаге, это ужаснее всего. У меня громадное, раздуваемое пламя в душе, я дышу и живу Тобой, Солнце моего Мира. Мне невозможно сказать всего, но Ты поймешь. Ты поняла и понимаешь, чем я живу, для чего я живу, откуда моя жизнь. Если бы теперь этого не было, - меня бы не было. Если этого не будет – меня не будет. Глаза мои ослеплены Тобой, сердце так наполнено и так смеется, что страшно, и больно, и таинственно, и недалеко до слез. () Будет говорить страсть, не будет преград. Вели – и я выдумаю скалу, чтобы броситься с нее в пропасть. Вели - и я убью первого и второго и тысячного человека из толпы и не из толпы. Вся жизнь в одних твоих глазах, в одном движении.


Менделеева

Мой дорогой, любимый, единственный, я не могу оставаться одна со всеми этими сомнениями, помоги мне…


Блок: В ответном письме (от 6 декабря) пытался развеять ее сомнения:

«Ты теперь должна быть свободна от сомнений и МОЖЕШЬ твердо ВЕРИТЬ мне в том, о чем Ты думаешь. Все это я не могу довольно ясно выразить в эту минуту.

Блок 14 декабря

Прости меня, мне каждый день прибавляет знания о Твоем Совершенстве. Тут уж не о «небесном» даже я говорю. Настоящее все вокруг Тебя, живой и прекрасной русской девушки. В Тебе то, что мне необходимо нужно, не дополнение, а вся полнота моя….»


Менделеева

18 декабря

Опять вечер, кончился еще один скучный, бестолковый и утомительный день, и опять я совсем устала и отупела. Хоть теперь могу отдохнуть ото всех и свободно, без помехи думать только о тебе, только о тебе; и это уже успокоение и счастье. Скорее бы увидеть тебя, знать только, что ты со мной , ни о чем не помнить, ни о чем не думать!


Блок в ответном письме (от 27 декабря) писал в этой связи:

«Зачем Ты пишешь, что сила «немного» от Тебя. Она – вся Твоя, все остальное призрак, бегающие двойники, смесь непонятных исчезновений».

«Написал хорошие стихи, но теперь не пошлю их Тебе. Они совсем другого типа – из Достоевского, и такие христианские, какие я только мог написать под твоим влиянием.


Менделеева: (27 декабря 1902.Петербург)

Какое у тебя хорошее, светлое настроение! Как всегда, и оно передалось мне, и мне теперь не тяжело, не тоскливо, как было при Лиде, а легко и надежды много, и бесконечная вера в тебя, в нашу судьбу, во все, во все, во что ты веришь. Сейчас была Шура, совсем перебила настроение писать: она с братьями, сестрой и еще какими-то гимназистками и гимназистами. Собираются придти сегодня к нам ряженными. Пускай! Не дадут думать, что ты не со мной сегодня. Пришли твои стихи, пожалуйста!


Блок: Я думаю еще, что в Тебе такая глубокая сила истинной жизни, что Ты свободно и безболезненно – спокойно все время отдаешь часть ее мне, и эта часть так громадна, что я чувствую себя совершенно возродившимся и необыкновенно бодрым.


Менделеева (7 апреля 1903.Петербург)

Милый, дорогой, не знаю, как и начать рассказывать. Папа, папа согласен на свадьбу летом! Он откладывал только, чтобы убедиться, прочно ли «все это», «не поссоримся ли мы…


Менделеева 8 апреля 1903. Петербург.

Дорогой мой, как хорошо все выходит! Они все сговорились и все согласны. Поговорить бы и нам скорей! Ну, до пятницы, приду к вам. Ты не будь в плохом настроении, как говорит мама! Ведь теперь же все так дивно хорошо выходит!

Ну, до свиданья, мама ждет.

Твоя.

Блок. 15 мая

«Моя Дорогая, моя Милая, моя Несказанная, до чего я опять хочу сегодня быть с Тобой вдвоем только и больше ни с кем никогда. Отделиться от всего стенами, не слышать ни одного звука других голосов, не видеть ни одного лица. И, точно так же, не знать и не верить ни одному событию, ни великому, ни малому из посторонних нашему счастью.


Менделеева

Писать нечего, знаю, что опять письмо не выйдет, и не могу пропустить дня, хочется хоть так говорить с тобой, мой ненаглядный голубчик, миленький мой! Я еще не получила твоего письма, и так его жду. Как хорошо, что твой портрет так удался, я все на него смотрю, когда дома. Вот и теперь он передо мной; теперь вечер, часов 10, я сижу у стола, кругом твои тетради, твои книги и все это так дорого, когда тебя нет.

Нет, родной мой, лучше кончу, не пишется, прости! Совсем выходит не так, как на душе. Милый мой, голубчик, прощай!

Менделеева <9 июня 1903. Боблово>1

Милый мой голубчик, сегодня я много, много бродила по полям, там, где мы ходили вместе. Жарко, тихо, трава душистая, я совсем одна — так хорошо вспоминать о тебе. Я теперь только и делаю, что думаю о тебе, ничего и читать не хочется, и не работается, и гулять ни с кем не хочется, надо идти скоро и далеко; а брожу потихоньку или лежу в траве около конопли. Много цветов теперь, так хорошо, я заставила всю комнату; розы и красные лилии.

Твоя

Блок. «Только что же Ты все оправдываешься? Я рад Твоей лени. Любуюсь на нее. Дорожу ей. Она и в письмах. Разве мне нужно от тебя что-то чуждое Тебе? И разве Твои письма не прекрасны сами по себе, не только для меня?» (

Блок. 21 июня

«Какой я буду? Влюбленный, восхищенный. Если нужно будет привыкать, ничего. В чем же Ты могла измениться? Измениться так, что мне надо сызнова привыкать? Я верю в Тебя — а Ты в меня?»

Меделеева

. Были вчера в Шахматове, уж лучше не буду писать о том, как мне оно понравилось, ты сам можешь себе представить, ты знаешь его. Я только удивляюсь, как ты мало про него рассказывал и как мог хотеть уехать из него куда-то в деревню или Вологодскую губ<ернию>2. Мы были не очень долго и ходили немного, так что я мало еще видела и мне ужасно хочется поехать еще раз и побродить везде.

Блок. .24 июня (7 июля н. ст.): «Милая, как я рад, что Тебе понравилось Шахматово. Я не рассказывал о нем, потому что всегда мало ценишь то, к чему привык. А как вспомнишь, так кажется теперь, что нет лучше места, где б нам с Тобой жить. Страстно хочу, чтобы нам удалось теперь, когда я вернусь, бродить по Шахматову вдвоем, пропадать надолго, не попадаться на глаза никому. Все Шахматово создано для этого, окружено лесом, холмисто, долинно, прохладно. Ничего нет лучше. Хочешь? Я даже хочу в первый же день, потому и прошу Тебя приехать»

Менделеева Милый, совершенно и не понятно мне и не верится, что ты приедешь через четыре дня; так хорошо! Я напишу тебе только несколько слов, так приятно знать, что писать не нужно, будем говорить.

1 чтец 25 мая 1903 года Александр Блок и Любовь Менделеева обручились в университетской церкви, а 17 августа обвенчались в церкви села Тараканова вблизи Шахматова, откуда тем же вечером уехали в Петербург. Так начался их странный брак… Странный – потому что Блок был убежден: Прекрасную Даму, Таинственную Деву. Вечную Жену нельзя унизить плотской любовью, ей надо поклонятся как святыне. И он поклонялся.

2 чтец Любе вообще нелегко было жить с Блоком. Пытаясь вести себя как хорошая, «правильная» жена. Люба теперь во всем подчинялась Александру и тщетно пыталась разделить его увлечения и мировоззрение. Она стала живым воплощением чеховской Душечки – и сама сознавала это.

Менделеева: « как взапуски, как на пари, я стала бежать от всего своего и стремилась тщательно ассимилироваться с тоном семьи Блока, который он очень любил. Даже почтовую бумагу переменила, даже почерк».

3 чтец Александр Александрович тосковал, когда Любовь Дмитриевна уезжала на гастроли или временно переселялась куда- то, писал ей нежные письма.

Блок: «Если бы Люба когда – нибудь в жизни могла мне сопутствовать, делить со мной эту сложную и богатую жизнь, входить в ее интересы,- печально размышлял он в своем дневнике. _Что она теперь, где, за три девять земель…»

1 чтец И Любовь Дмитриевна тоже скучала по нему в разлуке. Но вместе жить они не могли – как не могли и окончательно расстаться. Главной женщиной для Блока, его неизбывным наваждением оставалась Любовь Дмитриевна. Он говорил, что:

Блок: Люба для меня – «святое место в душе». В моей жизни были и будут «только две женщины – люба и все остальные».

2 чтец Революция, изменившая жизнь всей страны, и пришедшая следом Гражданская война ничего не поменяли в семейном укладе Блоков. Люба по – прежнему ездила на гастроли. Александр тосковал в разлуке, писал жене нежные письма. В одном из них с горечью рассказывал, что Шахматово и Боблово, где прошла их юность, пострадали во время погромов: «Ничего сейчас от этих родных мест…не осталось: может быть, только старые липы шумят, если и с них не содрали кожу».

3 чтец Блок уже был серьезно болен. Мучился от лихорадки, слабости, бессонницы, от болей во всем теле. Врачи не могли поставить точного диагноза. Ему предлагали ехать на лечение за границу, но он решительно отказывался. Последние месяцы жизни Блока были для Любови Дмитриевны очень трудными. Блок никого не желал видеть, кроме жены, засыпал, держа ее руку. Написанное им в 1912 году – словно об этом времени:



Блок Этот голос – он твой, и его непонятному звуку/

Жизнь и горе отдам,/

Хоть во сне, твою прежнюю милую руку/

Прижимая к рукам./

1 чтец А о том, почему жизнь сложилась вопреки мифу, наперекор мечте и простому человеческому счастью, поэт скажет:

Блок

Ты всегда мечтала, что, сгорая,
Догорим мы вместе — ты и я,
Что дано, в объятьях умирая,
Увидать
блаженные края…

Что же делать, если обманула
Та мечта, как всякая мечта,
И что жизнь безжалостно стегнула
Грубою веревкою кнута?

Не до нас ей, жизни торопливой,
И мечта права, что нам лгала. —
Все-таки когда-нибудь счастливой
Разве ты со мною не была?

Эта прядь — такая золотая
Разве не от старого огня? —
Страстная, безбожная, пустая,
Незабвенная — прости меня!

2 чтец Любовь Дмитриевна Менделеева – Блок умерла 27 сентября 1939 года. В тот день она договорилась с литературным архивом, что сделает подборку старых писем, а кто-то из сотрудников приедет забрать их у нее. Любовь Дмитриевна проводила приехавшую сотрудницу в свою комнату – и вдруг упала, потеряв сознание. По свидетельству работницы архива, последним словом, которое Любовь Дмитриевна произнесла, умирая, было имя блока: «Саша..»















Использованная литература:

  1. 1. Русская литература. Большой учебный справочник. Для школьников и поступающих в вузы. М. , Дрофа, 2005.

  2. Русские писатели. Библиографический словарь. 20-й век. М. , Просвещение. 1998.

  3. Библиотека отечественной классики А.А.Блок. М., Дрофа, 2002.

  4. А.А.Блок. Избранные сочинения. М. Художественная литература, 1998.

  5. Школьная библиотека. А.А.Блок. Лирика, М. «Детская литература», 2002.


Полный текст материала Внеклассное мероприятие по биографии А.А.Блока смотрите в скачиваемом файле.
На странице приведен фрагмент.
Автор: Галиева Гульшат Шарифовна  Гали
27.09.2011 1 3358 950

Спасибо за Вашу оценку. Если хотите, чтобы Ваше имя
стало известно автору, войдите на сайт как пользователь
и нажмите Спасибо еще раз. Ваше имя появится на этой стрнице.



Принимайте участие!
Читайте новые статьи
Оставьте отзыв к материалу:
Всего: 1
avatar
1 Nike_Pashkov • 15:31, 15.10.2011
Свидетельство №375/2011