Статья "Духовное наследие Ивана Матвеевича Штыгашева - миссионера, ученого, путешественника"


 

 

 

МБОУ «Матурская СОШ»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Духовное наследие Ивана Матвеевича Штыгашева- миссионера, ученого, путешественника

 

 

 

 

 

 

 

Автор: Н. Д. Блюм, учитель

русского языка и литератур

 

 

Матур 2021 год

 

Содержание:

Введение-------------------------------------------------------------------------------2

Образование села Матур-----------------------------------------------------------2

Страстное желание учиться ------------------------------------------------------3

Учеба в миссионерском училище в Кузедеево и Улале--------------------4

Учеба в Казанской учительской семинарии-----------------------------------5

Творческая деятельность-----------------------------------------------------------7

Иван Штыгашев – миссионер---------------------------------------------------- 8

Заключение--------------------------------------------------------------------------10

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

В связи со 100-летием со дня смерти Ивана Матвеевича Штыгашева, нашего земляка, нами была поставлена цель: провести исследовательскую работу по изучению жизни и деятельности Ивана Матвеевича Штыгашева, миссионера, просветителя, публициста и лингвиста.

Проживая в Матуре, мы всегда знали, что наше село неотъемлемо связано с именем Иоанна Штыгашева. О нем напоминает сельский клуб, по рассказам старожилов, который ранее был зданием церкви. Свое исследование мы решили начать с образования нашего села.

Образование села Матур

Основателем дальнего села, расположенного в глуши хакасской тайги, является выходец из Горной Шории Тазлам Штыгашев.

С основания села и до наших дней фамилия Штыгашевых, неразрывно связана с историей села Матур, а также с просветительской деятельностью не только в Матуре, но и в Хакасии и даже в России. А все начиналась так...

Девятнадцатый век. Улус Матур, расположенный на самой окраине между Восточной и Западной Сибирью кузнецкого округа, Томской Губернии, Кондомско - Карачерской волости, заселяли исключительно одни инородцы, которые делились на несколько народностей. Одни из них вели кочевую жизнь, а другие оседлую. Социальные и духовные условия жизни инородцев зависели от обитаемых ими местностей. Особенно отличались черновые кочевники, которые разбросаны были по горной местности. Ни о каком просвещении не могло быть и речи. Главное для них была вера во влияние духов и обоготворенных людей. Они увековечивали предания давно умерших людей. Тазлам Штыгашев был именно такой коренной черновой кочевник и принадлежал к шорцам. Кочуя по верховьям реки Мраса, в дремучем лесу, он в начале XIX века с другими кочевниками разных волостей в связи с голодом выбрался в пределы земледельческого пространства Восточной Сибири, а именно в Минусинский округ, и поселился на реке Матур.

У Тазлама было четверо сыновей; младшие из них Матвей и Иван, а старшие сыновья умерли. Он и жена его были крещеными, но жена Тазлама придерживалась шаманизма.

У сына Матвея было шестеро сыновей - Дмитрий, Иосиф, Сампсон, Семен, Иван и Тарасий и три дочери- Мария, Ирина, Агрипина.

В это время люди на Матуре (как вспоминает Иоанн) «были самого темного рассудка, чистые дикари; смотря на них, и мы были самого дикого нрава до последнего времени. Это можно видеть из того, что я равно и все ребятишки, никогда не показывались русскому человеку, если он, бывало, заедет к нам неожиданно, мимоходом, и даже слух о русском человеке производил на нас самое странное впечатление».

Страстное желание учиться

Про учение старики и понятия не имели, но благодаря Матвею, который отправил старшего сына Сампсона в школу, узнали об учении. Хотя старые односельчане учения не презирали, но они опасались в отношении своей религии. «Русскими хотят быть; отеческую веру оставляют, из-за них Ульгень (верховное, самое чистейшее божество, живущее в воздушном пространстве) и на нас наложит свой гнев», - говорил народ про Матвея. Но он был настойчивый и глубоко убежденный в важности грамоте, поэтому не слушал стариков. Особенно недружелюбно к учению отнеслись шаманы, которые понимали, что книжное учение может нанести больной вред на священнодейство. Они считали, что учение грамоте принесет вред отеческой вере, национальным обычаям. Грамотный человек откажется от жертвоприношений горным, нечистым духам, не будет есть их пищи, и из-за него Ульгень и другие чистейшие духи - покровители, пошлют на народ страшные стихии,.

Жители, населяющие Матур, были давно крещены, но относились к этому неосознанно, потому что приходские священники при крещении им ничего относительно языческих обрядов и христианских правил не говорили. Как пишет Иоанн: «Действительно, многие из них не знают, как их христианское имя и когда крестились; для них нет нужды креститься и жить без малейшего исключения по- язычески, потому что крещение нисколько не тяготит их».

Именно такое отношении матурцев к христианству и послужило желанием Ивана Матвеевича Штыгашева (Иоанна) учиться грамоте. В 1868 году в декабре Матвей Штыгашев отправляет двух сыновей Иосифа и Сампсона в ближайшую (300 верст) миссионерскую школу, к миссионеру отцу Василию Ивановичу Вербицкому (позднее Протоиерею и помощнику начальника Алтайской миссии), куда зимой не бывает ни верховой, ни санной дороги. Вот так был выпущен корень учения грамоте в матурскую землю. Спустя немного времени появилась много желающих родителей отправить своих детей на учебу, но, к великому сожалению, не было близко ни одной школы, ехать за 300 верст и содержать самому себя не у всякого была такая возможность. К тому же в 1869 году весной на Матуре свирепствовала холера, от которой страдал весь поселок, и никто не мог помочь друг другу. В семье Штыгашевых из 10 человек от эпидемии умерли пятеро, в том числе и глава семьи Матвей.

Реализовать свои мечты об обучении грамоте Ивану оказалось сложнее, но благодаря Сампсону Иван изучил азбуку. Дальше учение застопорилось, т. к. Сампсон не успел хорошо научиться грамоте, а также и говорить по-русски.

Братья к этому времени переженились и отошли от отеческого дома, только остались Иван да Сампсон с матерью. Иван становится сберегателем старухи матери.

С этого времени положение Ивана относительно учебы становится совершенно безвыходным, во-первых, не было близко школы, во-вторых, родственники, соседи, знакомые были против того, чтобы Иван оставил мать. В своих воспоминаниях он пишет: «Увы, если бы отец мой не умер, он никого не послушал бы и никто бы, не смел ему противоречить; он меня непременно отправил бы в школу, - думал я, а между тем желание учиться, как червь точило мое сердце и как огонь жгло меня.»

Страстному желанию Ивана поступить в школу содействовал Сампсон. Благовоспитанный отцом своим и отцом Василием он умел ценить сущность христианской религии и пользу школьного воспитания; он никогда не любил пустословить. И Иван надеялся на него, как на каменную стену.

Так, после долгой борьбы с враждебным предубеждением своих несчастных родственников и с домашними обстоятельствами в 1877 году, 15 августа Иван едет учиться в Кузедейскую школу.

Купцы Западной Сибири ежегодно перегоняли через Матур рогатый скот в Восточную Сибирь. Один из скотогонов, не имея силы, с избитыми ногами продолжать свой путь дальше, остался в Матуре. Звали его Егор Константинович, он и стал попутчиком Ивана. Его рассказы стали еще более воспламенять у молодого человека желание учиться. Но сопровождал он его только половину пути. Дальше их пути разошлись, Иван поехал на своем коне один, без ружья, без топора, у него даже не было ножа.

Дорога была трудной и опасной, не раз возникало желание вернуться домой. В воспоминаниях о поступлении в училище Иван писал: «при первом же въезде в лес я со страшным испугом увидел следы медведей. Стояла мертвая тишина, нарушаемая только моим криком, который я испускал на разные голоса, как будто в лесу было несколько человек, перекликающихся между собой: этим я думал испугать медведей и заставить их обратиться в бегство! При малейшем шорохе листьев волосы становились дыбом от страха, и трепетал всем телом. Я совсем уже находился во власти этой соблазнительной мысли: вернуться домой, отъехавши от дому более 200 верст по такой-то дороге! Плакал, рыдал, раскаиваясь в том, что не послушался совета своей матери, наконец, закричал: «Э, Кудай, мен кай тым?» (Господи, что мне делать?). Вдруг во мне заговорил другой голос: «Учиться надо тебе, - хорошим человеком будешь!». После этого все тревожные мысли покинули его. Он с уверенностью пошел вперед.

Учеба в миссионерском училище в Кузодеево и Улале

Миссионерское училище в Кузедеево в 1861 году основал протоиерей Василий Вербицкий – выпускник Нижегородской духовной семинарии. Иван проявил себя в училище прилежным и старательным учеником. В 1879 году он, как переводчик, сопровождал начальника Алтайской духовной миссии архимадрита Владимира в его поездке по Шории и в Аскизскую Степную думу к сагайцам. Дорога эта проходила через Матур, затем Таштып и Аскиз. В этот год Иван остался в своей деревне, т.к. отстал от всей компании по уговору матери. Брат Сампсон предложил ему продолжить учебу в Аскизской Степной думе.

В Аскизе письмоводитель Думы Ефим Катанов предложил Ивану поработать писарем, дважды он выезжал в Минусинск. Штыгашев писал: «Время уходило на бесполезую переписку бумаг, я ничего не сделал для себя лично». Через месяц покинул Аскиз, направляясь в Матур, остановился на ночлег в станице Таштып, где казаки ему предложили остаться учителем. Он согласился, думая пополнить круг собственных знаний русского языка. В школе училось 9 мальчиков и 1 девочка. Затем число учеников возросло до 19. Состоя на должности учителя в Таштыпе, большие годовые праздники проводил дома. Приехав домой на Святки, чтоб устранить из улуса шаманизм, стал склонять жителей к строительству маленькой часовни.

По окончании учебного года Иван возратился в Матур и организовал строительство небольшой часовни. Главным идейным помощником был его брат Сампсон. Летом 1880 года на освещение часовни приехал Вербицкий и предложил Ивану продолжить обучение в центральном миссионерском училище, который находился в Улале (ныне Горно- Алтайске). В Улале находилась и резиденция Алтайской духовной миссии.

Начальник училища архимандрит Макарий приветливо встретил и благословил юношу. Иван успешно овладел богословскими знаниями и русским языком. В 1881 голу он окончил училище. И Макарий доверил ему преподавание азбуки в училище ученикам первого отделения. Здесь Иван научился петь молитвы, играть на музыкальных инструментах, научился читать ноты. В 1882 году воспитанник миссионеров вновь сопровождал Владимира и Макария в их инспекционной поездке по Алтаю и Шории. Вербицкий собирался сделать юношу своим миссионерским помощником. По окончании поездки Владимир объявил, что направляет Ивана в Казанскую учительскую семинарию. Директор семинарии Н. И. Ильминский из переписки с Макарием знал об одаренном юноше и просил его направить учиться в семинарию. Три с половиной года И. Штыгашев упорно и настойчиво овладевал знаниями.

 

 

Учеба в Казанской учительской семинарии

Казанская учительская семинария считалась одной из лучших в России. Наряду с богословскими дисциплинами семинаристы изучали славянский язык, древнюю и новую русскую, литературу, русский язык, русскую и всеобщую историю, теорию словесности и логику, педагогику, геометрию, физику, арифметику, алгебру, черчение, чистописание, основы космографии. Казанский период жизни стал особенно плодотворным в творческой деятельности И. Штыгашева как переводчика и писателя.

Уже в первый год обучения Ильминский поручил ему начать перевод из священной истории Ветхого Завета с алтайского языка на хакасский язык, в следующем году перевод из священной истории с алтайского языка на шорский. Оба перевода, как и переведённый им на шорский язык текст «Указания пути в царство небесное», были опубликованы в Казани, Он помогая Ильминскому в подготовке второго и третьего выпусков Жития святых на алтайском языке, выполнил работу но полной публикации четвертого выпуска Жития святых на алтайском языке. В это же время завершает работу над созданием шорского букваря, к написанию которого приступил ещё до поступления в семинарию. Глава Алтайской духовной миссии епископ Макарий создал первый алтайский букварь, опубликованный в Петербурге в 1866 году И. Штыгашев, будучи священником Матурского прихода перевёл его на шорский диалект, который был опубликован в 1885 году. Отец Николай (старший брат Н. Ф. Катанова), получив букварь от Штыгашева, перевёл его на сагайский диалект, т.е. хакасский язык. Но типографским способом он не издавался, потому не получил широкого распространения в хакасских школах. Епископ Антоний считал, что алтайское и сагайское наречия тюркского языка близки друг другу. Велика роль И. М Штыгашева в собирании и составлении «Словаря алтайского и аладагского наречий тюркского языка» под руководством В, И. Вербицкого, ставшим классическим трудом в вошедшим в золотой фонд тюркологии. В 1868 году в Санкт-Петербурге вышел второй том (первый алтайский - 1866) «Образцов народной литературы тюркских племён, живущих в Южной Сибири и Джунгарской степи», параллельно на двух языках - хакасском и немецком. Впервые проблему переосмысления хронологических параметров разработки письменности, возникновения письменной литературы Хакасии поднял алтайский литературовед Б.Я. Бедюров, увидев в деятельности и литературном творчестве И. М. Штыгашева связующую роль этнически близких народов Хакасии и Алтая. В мае 2014 года Б.Бедюров приезжал в с. Матур, чтобы своими глазами посмотреть родные места Ивана Штыгашева. Он встретился с жителями села, школьниками. При беседе каждое его слово было проникнуто внушением, того чтобы матурцы гордились своим односельчанином, который имея возможность заняться наукой и своей карьерой, жил и работал в своем селе.

Творческая деятельность

В 1884 году Ильминский поощрил Ивана как лучшего семинариста поездкой по святым местам России. О посещении Киево-Печёрской лавры, Оптиной пустыни, храмов Москвы, Троицко-СергиевскоЙ лавры, монастырей и скитов Иван Штыгашев повествует в автобиографическом очерке «Записки о путешествии алтайца в Киев, Москву и ее окрестности» (1884). В «Записках», написанных в форме дневниковых записей, он сумел передать свои трепетные чувства благолепия, испытанные при посещении христианских святынь. Этот художественный труд юноши можно назвать подробным путеводителем с краткими историческими экскурсам и особо почитаемым местам Русской православной церкви. Сравнивая Сибирь и Казань с Москвой, Иван сделал вывод, что Москва-рассадник православия, любви и христианского духа. На территории Кремля Иван — семинарист был в восторге от Царь - пушки и Царь-колокола. Большое впечатление произвели Красная площадь и собор Василия Блаженного, другие столичные достопримечательности.

Его сопровождая повсюду иеромонах Иолий, которому он очень был благодарен за оказанную помадь, Иолий же из рассказов И. Штыгашева многое узнал о Горной Шории, Матуре, Алтае, Хакасии, родных и близких его. Он так заинтересовался услышанным, что советовал ему написать повесть. И вскоре она была написана в жанре путевого очерка и опубликована в Казани под названием «Поступление в училище и продолжение учения шорца (алтайца) Ивана Матвеевича Штыгашева» (1884). Эта автобиографическая повесть содержит подробный рассказ об истоках и жизни семьи Штыгашевых, о нелёгкой судьбе повествователя на путях к просвещению. Мотив пути, дороги красной нитью проходят сквозь всё произведение, приведшей героя к свету, добру, высоким нравственным ориентирам в жизни, осмысления предназначения своего «я». Раскрывается образ человека, который благодаря огромной силе воле сумел сформировать в себе «обыкновенные качества жизнелюбия, человеколюбия, мечтающего посвятить просвещению инородцев (дореволюционное наименование хакасов) свою жизнь посредством Божьего слова, он устремлен помочь выбраться им из беспробудной темноты, невежества отсталой жизни.

Личная жизнь самого Ивана Штыгашева в период учебы в семинарии была нелёгкой, полна горечи. Здесь он тяжело переживает потерю своего близкого друга с Алтая, Моисея Орочинова, собственноручно изваяв на могильной каменной плите поминальные поэтические строки, впервые возникшие в его душе:

Алтай золотой,

Прости дорогой!

Будь счастлив, родной!

Господь над тобой!..

В 1881 году умирает его матушка, которую он безмерно почитал и любил. Вскоре уходит из жизни жена брата Иосифа. В связи с учёбой в дальних местах он не смог быть на похоронах близких людей, что очень его огорчает. И вот в завершении последнего года учения приходит весть о смерти бpaтa Иосифа. В горестном отчаянии он создаёт стихотворение-плач на шорском диалекте:

Кайран када тууган карындажым,

Каднап парып сени корjем чок полтыр.

………………………………………….

Спустя 123 года, в 2008 г., перевод уникального образца поэтического произведения дореволюционной поры на русский язык впервые осуществила хакасская поэтесса Н. М. Ахпашева.

Находясь в Казани, вдали от родных, патриот родной земли осознает тяжесть утраты близких, в то же время по-новому оценивает значение родины. Он мечтает скорей закончить учёбу и вернуться домой, говорит: «Нет дороже родной земли, нет ближе родных мне людей».

В апреле 1885 года И. Штыгашев успешно закончил семинарию, получил свидетельство: «Удостоен звания учителя начальной школы». 15 июля этого же года миссия назначает его учителем в Матурскую церковно-приходскую школу, которая была открыта в 1884 году, где его усилиями летом 1885 года открывается новая церковно-приходская школа. Школа была построена на средства жителя Таштыпа, торгующего крестьянина, Дмитрия Ивановича Иванова, он же изъявил желание войти в попечительский совет школы, которая содержится и ремонтируется на средства Алтайской духовной миссии. Обучалось в школе 25 мальчиков и 18 девочек. Учителем в ней был выпускник миссионерского Бийского катехизаторского училища Константин Павлович Тенешев. 24 декабря 1887 года школа получила буквари на шорском языке, которые были напечатаны в Казани, автором которых являлся И. М. Штыгашев. С помощью букваря обучение пошло более успешно.

В то же время Иван активно продолжает заниматься миссионерской деятельностью. В 1888 году на средства купца Иванова в Матуре была построена небольшая церковь. Через Матурский приход осуществлялась оживлённая связь Алтайской духовной миссии с миссионерами церквей Хакасия.

Убедить инородца в принятии святого крещения - это только начало, так как он сам, инородец, хорошо понимал «как понимается ужасная буря душевной борьбы, смешанная нередко с досадой и тоской», прежде чем переступить порог в жизни. Именно в такое время надо быть осторожным, но не пассивным, а умеющим «бес скорби для них, раскрывать им глаза, души и сердца. Не пожалел я для этого святого дела ни труда, ни времени»

В 1889 году отца Иоанна епископ Макарий направляет в Богоявленскую церковь Кондомского церковного прихода. Здесь плодотворная миссионерская деятельность продолжалась пять лет. За эти годы за усердие в православии преосвященный Макарий епископ Томский и Барнаульский наградил его в 1898 году набердником, а в 1899 году он награжден орденом Святой Анны третьей степени. В 1902 году Преосвященный Макарий наградил Иоанна скуфьею. Шестого мая 1904 года отец Иоанн получил Благословение святейшего синода с вручением ставленой грамоты.

Не менее яркие творческие дарования в писательском слове И. М. Штыгашева были заметны в его ежегодных письменных отчетах перед миссией, отдельных публикациях в форме «Записок», Кроме того, известно, что И. М. Штыгашев собирал фольклорные материалы единоверцев. Свидетельство тому - «Предание инородцев Кузнецкого округа о сотворении мира и первого человека» и др.. обнаруженных хакасским этнографом Л. Н. Гладышевским в каталоге библиотеки Минусинского музея.

Сказочное повествование заслуживает большой интерес. Образы Бога и Сатаны (Айна), символизирующие вечные понятия добра и зла, представлены в предании как старший и младший братья. Увлекательно читаются страницы о сотворении человека из глины, жизнь которого была в прямой зависимости от Бога. Нарушение божьих заповедей несёт наказание и грех. Здесь немало сходства с известным библейским сюжетом о сотворении Адамы и Евы, но и в то же время много различного, переложенного на инонациональный материал: подношение первыми людьми Богу дани, пренебрежение ведущей роли женщины, ослушание первыми людьми заветов бога и наказание их, появление разноязыких народностей.

В 1905 году отца Иоанна перевели на службу в матурский приход. Перевод этот был по инициативе самого Иоанна. Он сказал о себе: «Да ведь и для Матура кого – нибудь надо»

С 1906 года начался сбор денег на строительство новой церкви, которая была построена в 1909 году. Церковь осветили, а 22 октября она сгорела. Новая церковь была построена в 1911 году на средства петербургского купца И.Д.Усова. На освещение приезжал епископ Макарий. Церковная служба при освещении велась на трех языках: алтайском, шорском и сагайском.

В 1913 году Иоанна Штыгашева начальство Алтайской духовной семинарии командировало с миссионерской целью в Урянхай (Республика Тыва). Путь следования проходил через населенные пункты Кызас и Анзас, где были молитвенные дома и Пророко-Ильинский прииск. Поездка по Урянхаю продолжалась почти два месяца. Обратный путь пролегал через Саянские горы на Абаканский железнодорожный завод (г. Абаза). Домой отец Иоанн вернулся с расстроенным здоровьем, ноги у него опухли и не гнулись. Обо всем этом он написал в своей повести «Поездка Матурского священника в Урянхайский край в 1913 году», который вышел незадолго до смерти, после путешествия в Урянхай , куда он отправился с миссионерской целью. Путешествие описано с присущей автору правдивостью, наблюдательностью, живыми картинами увиденного, авторскими выводами и умозаключениями

.13 ноября 1915 года матурский миссионер, священник отец Иоанн скончался. Похоронен патриот своей Родины у церкви, построенной по его инициативе на новом месте в Матуре.

Послесловие

У отца Иоанна и его жены, таштыпской казачки Пелагеи Петровны Зыряновой, было девять детей: Дмитрий, Михаил, Иван, Таисия, Валентина, Маруся, Антонина, Зоя, Пётр. Младший сын Петр, в дальнейшем стал директором Матурской школы, был участником Великой Отечественной войны, лично был знаком с главнокомандующим Рокоссовским. В 2004 году в школьном музее побывали дети Петра Ивановича Штыгашева: Эльза Петровна, заслуженный врач Хакасии и Александр Петрович - председатель общины «Мустаг» коренного, малочисленного народа Сибири – шорцев. Они сообщили, что их отец, Петр Иванович, до конца своей жизни всегда говорил о Матуре с большой любовью. Сам Петр Иванович был заслуженным учителем РСФСР, являлся автором хакасских учебников.

Племянник Иоанна Штыгашев Пётр Тарасович был известным поэтом Хакасии. Он в своих стихах воспевал родные места Матура, где он родился, рос, учился и трудился. После окончания Томской учительской семинарии работал заведующим Матурской школы (1910-1912), преподавателем хакасского языка Аскизской школе, а в последние годы своей жизни работал преподавателем русского языка Черногорского горпромуча.

 

Изучая творческое наследие И. М. Штыгашева, мы пришли к выводу, что его произведения, это яркое свидетельство первых образцов прозаических и поэтических произведений дореволюционной поры, характеризующих его как прозаика и поэта, переводчика, просветителя, собирателя местного фольклора. На примере талантливого одиночки-энтузиаста прослеживается зарождение национального художественного сознания, становление некоторых явлений предоктябрьского литературного процесса региональной литературы Хакасии, что позволяет предполагать зарождение жанрообразующего процесса и письменных литературных традиций начала 20 века.

Иван Матвеевич Штыгашев был замечательный самородок, человек острого и пытливого ума, глубокой внутренней культуры. Его природный талант, помноженный на христианские добродетели и образованность, дал добротные плоды. Талантливый публицист и лингвист, он отменно владел шорским, сагайским и алтайско - телеутским наречиями родного тюрского языка, а русский был языком, на котором он писал и творил.

Отсюда можно сделать вывод, что Ивана Матвеевича Штыгашева можно считать духовным, историческим, культурно-творческим наследием современной Хакасии.

 

 

Литература:

1.Записки сына земли матурской. И.М.Штыгашев:АУ РА Литературно-издательский Дом «Алтын-Туу», 2011

2.Страницы истории земли таштыпской. М.П.Захаров:Абакан, 2006

3. Хакасия № 83. Миссионер – просветитель: Абакан, 2004-07-29

4. Под знаменем Ленина. Матурский миссионер(отец Иоанн) Иван Ефимович Штыгашев: Таштып,2003.

5. История хакасской литературы: Абакан, 2014

6. Роман – журнал XXI век. Иван Штыгашев. Путешествие алтайца в Москву и окрестности: Москва, 1998

 

 

 


Полный текст материала Статья "Духовное наследие Ивана Матвеевича Штыгашева - миссионера, ученого, путешественника" смотрите в скачиваемом файле.
На странице приведен фрагмент.
Автор: Блюм Надежда Даниловна  Публикатор
04.11.2021 0 63 13

Спасибо за Вашу оценку. Если хотите, чтобы Ваше имя
стало известно автору, войдите на сайт как пользователь
и нажмите Спасибо еще раз. Ваше имя появится на этой стрнице.



А вы знали?

Интересные инструкции по ПК

Лучшие материалы сайта для вас
Оставьте отзыв к материалу:
Всего: 0