Статья "Духовная жизнь общества как часть истории"


Цель данной статьи - показать духовную связь времён, взаимосвязь политической истории и истории повседневности. Содержит факты возникновения христианства в древнем Босфоре,роль христианской церкви в переломные периоды истории города Керчи.

Возникает вопрос: должен ли ребёнок  сам выбирать себе предмет веры, надежд, страхов и так далее? Или же здесь всё-таки стоит дать ему тот опыт общения с этим миром , который накоплен  его народом или человечеством. Нельзя ли преобразить духовный опыт ребёнка, пока он очень приблизительный  и хаотичный, с помощью этого общечеловеческого опыта?
Я думаю, что если окружающая среда не будет предлагать ребёнку многомерное, живое, сердечное осмысление мира, то мир этого ребёнка будет очень ущербен, очень ограничен.
Культура, вера и церковь -это духовные скрепы  российского  общества, одна из сквозных тем, которая помогает понять процесс обретения национальной идентичности. 

Поэтому предлагать ребёнку историю как явление только политико-экономическое неверно и вредно.
История это ещё и духовная связь времён. И хочу на примере нашего города показать, что жизнь церкви и общества неразрывно связаны. 
А теперь исторические факты.

Христианская община в нашем городе  создана согласно святоотеческому преданию в 50-е годы по Р.Х Святым апостолом Андреем Первозванным. Дожила до нашего времени, несмотря на огромное количество войн. Христианство действовало здесь всегда: под властью свирепых гуннов-язычников, готов, хазар, ордынцев и турок, при атеистической советской власти.

Несмотря на множество материала, длительность изучения этой темы ( с точки зрения Фарбея 150 лет) системного труда по этой проблеме нет. Это произошло потому, что до 1917 года историки всерьёз занимались изучением истории христианства, но не обладали достаточными знаниями проведения археологических работ,  а в период советской власти бурно развивалась археология, но  изучение вопросов христианства игнорировалось. 
Многие авторы относятся  скептически к агиографической литературе, без которой раскрытие темы становится неполным.  Но даже классические труды Геродота и Фукидида зависели от устных свидетельств. 

В отличие от письменных источников, достоверность которых иногда вызывает споры у учёных, памятники материальной культуры представляют исследователям более точные данные. Это многочисленные изображения крестов, облики святых, личные вещи с христианской символикой. 

Наиболее ярким примером является перстень из некрополя античного поселения у деревни Ново-Отрадное с сердоликовой вставкой. На нем вырезано изображение креста и двух рыб, что не оставляет сомнения в христианском происхождении вещи. Датируется находка 2 пол. 3 века .
В 1890 году на северном склоне горы Митридат найден склеп, где выцарапаны  первые12 стихов  90 псалма, заключительные стихи 90 псалма, Трисвятое.  Датируется 491 годом. (Диантропов «Корпус христианских надписей Боспора.»)
Но самое значительное открытие произошло в 1896 году, когда в Керчи найдена известняковая плита, на середине лицевой стороны  которой высечен крест и надпись «Здесь покоится Евтропий.601г.» 601 год боспорской эры равен 304 году н.э. 
До настоящего времени это самое раннее надгробие из боспорских христианских памятников. Всего известно более 40 надгробий в Керчи и Тамани.

В конце 2- начале 3 века христиане подверглись гонениям, поэтому находки обнаружены археологами не в городских центрах, а на периферии- в удалённых от столицы сельских усадьбах. 
Царский курган сам по себе является уникальным сооружением. Построен в 4 веке до н.э. по всей видимости, как усыпальница одного из царей Боспора. Однако нам он интересен ещё и как центр окончательного утверждения христианства на Боспоре. На стенах  склепа и дромоса Царского кургана имеются кресты  разнообразной формы и размера. Они датируются 3-4 веками. Склеп служил убежищем  для христиан. 
После заключения Кюйчук–Кайнаджирского мирного договора в 1774 году христианская жизнь активизировалась и город преподал удивительные уроки благотворительности и служения Отечеству.
Нравственное состояние керченского общества

Для Керчи важнейшим событием 19 века стала Крымская война. Наш город пострадал от этой войны, как никто другой. 
В притихшую, испуганную  Керчь войска неприятеля вошли 13 мая 1855 года.Об этом писал Уильям Рассел,британский корреспондент газеты «TheTimes», один из первых профессиональных военных корреспондентов 19 века, пробывший на войне 22 месяца. Стремясь к беспристрастному описанию этих событий,  уличал в грабежах и французов и англичан. «Он видел, как матросы тащили к своим кораблям груды бесполезных для них вещей, картины, изображавшие святых и Иону в пасти кита, книги на русском языке, чучела птиц - всё это грузилось на тележки и везлось в порт».  
Непоправимый ущерб был нанесён историческому и культурному наследию города. Музей древностей, открытый в 1826г был превращён в руины. Экспонаты  музея, коллекция произведений древнегреческого искусства уничтожены или разворованы. С горечью преподаватель истории и географии Керченской Александровской гимназии Х. Х. Зинкевич  в книге, изданной в 1896 году, сообщает: «…К стыду союзников нужно сказать, что они проявили полнейший вандализм в отношении местных памятников искусства: не только не были пощажены древние могилы, но и масса драгоценных предметов древности была разрушена и уничтожена бесцельно на месте».

В этой ситуации хочется напомнить французам, да и остальным европейцам, поступок русского офицера в период оккупации русскими войсками Парижа. Оккупированным корпусом во Франции после наполеоновских войн командовал граф Михаил Семёнович Воронцов, будущий генерал-губернатор Новороссийский и Бессарабский. Перед выводом русского корпуса он собрал всю информацию о долгах солдат и офицеров русской армии местным жителям и заплатил за них собственными средствами. Сумма составила около 1,5 миллиона рублей. Чтобы расплатиться с кредиторами, он вынужден был продать собственное имение Круглое, которое ему досталось от тетки – княгини Екатерины Дашковой. Наверняка французские офицеры знали об этом, грабя город. 

Единственным защитником местного населения от бесчинств  явился местный протоиерей, православный священник, отец Иоанн ИсидоровичКумпан.  Х. Х. Зинкевич  отмечает: «Благодаря заступничеству отца Иоанна, насилие и грабежи, начатые турками и англичанами, скоро были прекращены начальником французского отряда… [4, c. 36-37]».  Авторитет этого человека был настолько высок, что, по свидетельству того же керченского учителя истории, англичане назначили его главным начальником над оставшимся русским населением Керчи и даже разрешили иметь ему склад муки и топлива для неимущих, а в дальнейшем предложили оплатить обучение детей о. Иоанна Кумпана в Англии. Такую же самоотверженность и готовность служить людям проявит протоиерей и в 1872 году.  «Когда над Керчью разразился страшный тифон, затопивший всю низменную часть города…самым находчивым, энергичным и самоотверженным спасителем погибающих стал отец протоиерей Иоанн Кумпан  ».

В 1855 гг. в Еникальском госпитале трудился будущий мыслитель, философ, писатель, социолог Константин Николаевич Леонтьев. (Его знаменитый сборник «Восток, Россия и Славянство»  выдержал 21 издание за 1912-2007 гг. на 3-х иностранных языках.) Учась в Москве,  жил в кругу  богатых родственников, по его собственному выражению,  «в обществе весьма тонко образованном и светском и учёном [10,с.2]». Был знаком с Грановским, графиней Ростопчиной, Сухово-Кобылиным, Тургеневым. Начинал cочинять, «однако долг, однако честь, однако мать[10, 3]»…  В 1854 году досрочно получив диплом, отправился добровольцем  в качестве батальонного лекаря на Крымскую войну.  Пылкий, благородный, жаждущий подвигов  и служения. Вот  что писал сам К. Н. Леонтьев. «Мне было тогда 23 года . Я желал упорного, «честного», труда .

Иногда он был очень неблагодарен и тяжёл: в военной больнице, на 20 рублях жалованья, в глуши и неизвестности, в небольшой крепости Еникале, на унылом и безлесном берегу Киммерийского Босфора, в стране «Киммерийского мрака» как выражались древние и, кажется , сам Геродот. В  иные месяцы у меня было до 200 больных в день; в их числе было и много раненых из Севастополя [10, с.3]». Мысли и поступки молодого врача-пример верного служения делу,  людям, Отечеству. Упорно трудясь, он вспоминал  беспечную жизнь в Москве « с ужасом и почти со стыдом… Литература, поэзия заброшена как милая  забава. Совесть не позволяла мне тут заниматься ею; при виде терпеливых страдальцев , порученных мне судьбою.» 

Подкупает нравственная чистота автора.  
После Крымской войны в Керчь на строительство крепости (КЕРЧЬ) приезжает большое количество временнообязанных крестьян, принятых в керченское общество. Они давали подписки керчанам. Вот один из таких документов. «Я, нижеподписавшийся, временнообязанный крестьянин Фадеев, причисленный в керченские мещане приказом Таврической палаты даю подписку керченскому мещанскому обществу  в том, что исповедую православную веру и к раскольническим или другим вредным сектам не принадлежу , в чём и подписываюсь.»

В городе складывается система городского самоуправления. Существовали выборные управления для каждого из городских сословий. Горожане, участвовавшие в выборах, перед голосованием письменно присягали: «устраняя вражду и связи родства и дружбы  избирать из моих соображений, которых по качествам ума и совести их нахожу я способнейшими и достойнейшими.» Присяжные листы с подписями заполнялись сословием отдельно, причём для каждого , будь -то сословие мещан российских, жителей мещан-греков, обывателей татар  или мещан евреев – на их родном языке. 

Благотворительность становится  нормой поведения керченского общества.
Так, после Крымской войны купец первой гильдии В.Я Гущин на личные средства построил на месте разрушенной часовни у пос. Катерлез церковь  во имя Св. Георгия Победоносца, положив тем самым  начало Катерлезскому монастырю. Для всех горожан  Гущин  устроил на Строгановской улице  фонтан для забора воды. Уже после его смерти  городская  дума  в память  о нём  решила соорудить на месте  этого фонтана памятник . Центральная часть памятника  уцелела  и находится теперь возле современного здания почтамта.
19 февраля 1874 г. был от¬крыт Мариинский детский приют для подкидышей. В 1889 г. приют перешел в но¬вое роскошное здание, уст-роенное Керчь-Еникальским градоначальником контр-ад¬миралом М. Е. Колтовским на собранные им пожертвова¬ния. Здание приюта, считавше¬еся одним из красивейших в Керчи, дополнили в середи¬не XX в. пристройкой. Оно существует и ныне: это те¬перь здание Югрыбпоиска (ул. Козлова, 6).

Здесь ежегодно воспитывалось до 40 девочек. При приюте была начальная шко¬ла, домовая церковь в честь иконы Пресвятой Бо¬городицы «Всех Скорбящих Радосте». Церковь закрыли в 1923 г.,
В 1893 году открывается богадельня имени Андрея Андреевича Золотарёва, который выделил на её создание 100 000тысяч рублей. Здесь, согласно  завещания купца А.А.Золотарёва , призревались бездомные православные  старики мужского и женского пола всех сословий, от крестьян до дворян. У неё была своя лечебница и пляж
В годы Первой мировой войны в богадельне был устроен временный городской лазарет для раненых и больных русских воинов на 50 кроватей.

Из них за счёт жертвователей  содержались  пять так называемых «именных» коек:

  • Койка №1 имени Педагогического совета Керченской Александровской гимназии
  • Койка №2 и №3 имени Харитины Михайловны Петренко и Василия Михайловича Петренко
  • Койки №4 и5 имени общества Керчь-еникальских лоцманов.

В 1923 году церковь была закрыта. Здание богадельни использовалось под школу, а с начала ВОВ превращено в  военно-морской госпиталь. Во время войны подверглось бомбёжке и больше не восстанавливались.
Связующая духовная нить не прерывается.
После освобождения города  в апреле 1944 года была создана комиссия по установлению и расследованию злодеяний, совершённых н-ф войсками в город е Керчи. Председателем комиссии был секретарь горкома партии Красников, а в члены комиссии были приглашены заведующая гороно М. Ильина, инструктор горкома Кондратьев,  священник Свято-Афанасьевской церкви отец Алексей Боев.
Главным итогом и главным уроком самого кризисного столетия в истории нашей страны стала способность нашего народа, опираясь на вековые традиции духовной жизни, обрести силы для любви и созидания и, тем самым, получить новые исторические горизонты и перспективы.

Подводя итог сказанному скажу , что я получила образование в советской школе, неплохое образование, очень благодарна своим учителям за преданность к профессии и вкус к чтению. В детстве очень любила читать дочери сказку  Андерсена «Снежная королева». Мы умилялись, как Герда спасала Кая. И пережили смешанные чувства, когда уже в наше время узнали, что царство Снежной королевы у Г.Х.  Андерсена пало благодаря молитве «Отче наш», прочитанной Гердой. А у бабушки на коленях лежало Евангелие. Я всем нам желаю, чтобы наши дети поменьше встречали такойнеправды, а это во многом зависит и от нас, уважаемые коллеги!


Полный текст материала Статья "Духовная жизнь общества как часть истории" смотрите в скачиваемом файле.
На странице приведен фрагмент.
Автор: Колесникова Вера Ивановна  Публикатор
21.01.2017 0 312 80
Комментировать

Читайте новые статьи
Оставить отзыв к материалу:
avatar
Всего: 0